Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Зияние
«Короткие встречи». Реж. Кира Муратова. 1967

Максим — воплощение свободы. Он когда-то работал в управлении, страдал от хамства начальников и бюрократии, все бросил и «ушел в лес» ‹…›. 

Образ Максима ‹…› сводится к нескольким тривиальным штрихам: шутки и особый мужской шарм, присущий Высоцкому, вот, собственно, и все... Да и сама профессия геолога относится к разряду общих мест романтической традиции 1960-х годов. ‹…› Его неопределенность отчасти объясняется его сознательной исключенностью из социальных связей, способных детерминировать человека ‹…›. 

Условность образа Максима определяется еще и тем, что он присутствует в фильме исключительно в воспоминаниях и сновидениях героинь ‹…›. 

Изначально Свиридова дается как модельный ответственный работник, не человек, а картинка. Муратова даже иронически вставляет в фильм рекламу коньяка с дамочкой, похожей на нее. ‹…› Появление Максима и его исчезновение очеловечивают Свиридову, которая как бы формируется этой пустотой. Ее Я «растет» от устремленности к зиянию, оставленному Максимом. ‹…›

Точно так же воздействует на мир Свиридовой отсутствие Максима. При всей ее доброжелательности она, по существу, не замечает людей, которым оказывает важные услуги, как, впрочем, не замечает и Надю. Все вокруг Свиридовой распадается и уходит в фон, фигуры окружающих людей разрушаются фигурой отсутствия.

‹…› Провинциальная девица Зина ‹…› объясняет, что раньше ее жизнь была невыносима, потому что она жила в семье ‹…›. Но после перехода в общежитие, где многие живут в полном одиночестве, жизнь перестала казаться такой унылой ‹…›. Дом ‹…› оказывается именно таким пространством, где отсутствие, зияние ‹…› проявляют себя с особой силой. Это место счастья, которое в принципе не может состояться. И связано это с тем, что дом — это прежде всего место отсутствия, которое неизбежно переходит в состояние несвободы, куда Максим приходит, только чтобы вновь уйти. ‹…›

Мир свободы в «Коротких встречах» — это только утопия, которая реализуется в доме как его отрицание, как отрицание порядка, долга, однообразной повторности. ‹…›

Максим обещает явиться в конце, но ‹…› так физически и не возникает. Сначала он присылает вместо себя купленный им в бюро услуг магнитофон ‹…›, на который записано его послание. Присылка магнитофона через бюро услуг — довольно искусственный сюжетный ход, который может быть оправдан только острой необходимостью в явлении персонажа в виде бесплотного голоса. ‹…› Естественно, голос Высоцкого в магнитофоне в 1960-е годы — явление особого порядка. ‹…› Вполне вероятно, его выбор на роль Максима диктовался тем фактом, что власть этого всеобщего кумира над сердцами основывалась по преимуществу на звучании голоса, отделенного от тела. ‹…›

Голос, как ничто иное, обнаруживает в кино структуру зияния, с которой связана у Муратовой тема свободы. ‹…› А ведь именно зияние ‹…› порождает отношения желания: стремления овладеть, заполнить зияние присутствием. ‹…›

Поскольку традиционно в кино изображение выступает как источник и носитель звука, то отсутствие видимого тела создает странное чувство, что голос не имеет места (как не имеет места Максим, его экспедиция ‹…›). ‹…› Магнитофонный ящик в таких случаях может выступать лишь как сомнительный эрзац тела говорящего. ‹…›

Именно ‹…› отсутствие позволяет сработать всей механике сюжета «Коротких встреч». Фильм этот, как и многие фильмы режиссера, — комедия ситуаций, в которой комедийные моменты нейтрализованы. Весь сюжет ‹…› строится на недоразумении. Надя едет в город на поиски упорхнувшего геолога, который пообещал взять ее с собой в экспедицию поваром. Она получает адрес в адресном бюро и оказывается в квартире Свиридовой, по недоразумению принимающей ее за домработницу. Удивительным образом ‹…› Надя не разоблачает себя и остается прислугой у «ответственного работника». Но эти недоразумения постепенно складываются в отношения. Постепенно Валентина Ивановна в глазах Нади отчасти заменяет собой Максима, а Надя окружает Свиридову заботой, которую ей не дает отсутствующий Максим.

В конце фильма Надя, ожидающая прихода Максима, ‹…› сервирует стол на двоих и навсегда покидает дом Свиридовой. Ее функция двойника и эрзаца Максима исчерпана. Подобие развязки уже на за горами. Но Муратова осложняет ситуацию намеком на то, что встреча двух любовников (супругов?) может не состояться. В момент долгожданного возвращения Максима Свиридовой ‹…› необходимо отправиться на конференцию по водоснабжению с докладом о воде. Этот вполне комедийный штрих позволяет предположить, что в отношениях Валентины Ивановны и Максима зияние продолжит играть свою структурирующую роль.

Ямпольский М. Муратова. Опыт киноантропологии. СПб.: Сеанс, 2008.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera