Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Перья, мерцающий жемчуг, корзины гортензий
Из книги Неи Зоркой
«Умирающий лебедь». Реж. Евгений Бауэр. 1916

Декадентский узор на лубочной основе — таков фильм «Умирающий лебедь» Е. Бауэра по сценарию З. Баранцевич ‹…›. Некто Керубино Руччио живет в домике над морем со своей немой дочерью Гизеллой. В девушку влюбляется адвокат Виктор Павлович Красовский. Сочетание имен во французско-нижегородском духе не могло тогда смущать, будучи на экране привычным. Условно-бульварный, парковый пейзаж «Умирающего лебедя» (снята была лента в Ялте) мог служить декорацией для итальянцев, русских, персиан, испанцев. Ибо ни этот ландшафт не дает реальной географии, ни имена не обозначают национальной принадлежности. Недаром в рецензии 1915 г. об одной героине фильма по имени Клара Штейнберг остроумно замечалось, что «она может быть одинаково хорошо названа Марфой Ивановной, Джульеттой да Римини или Фифи Монпансье»[1].

К Гизелле Руччио, немой танцовщице, и Виктору Красовскому, владельцу виллы, адвокату, прибавляются еще два лица: Ирия Фрей, певица, и граф Валерьян Глинский, художник-любитель, проживающий поблизости в горах, в своем наследственном мрачном готическом замке. Виктор приглашает Гизеллу кататься в изящном экипаже, девушка влюбляется, но он быстро охладевает, увлекшись Ирией Фрей (психологическая оппозиция: немая — певица с прелестным голосом). Поддержка: любящий отец, уроки танца, святое искусство, аплодисменты публики. Гизелла становится знаменитостью. Глинский пишет ее в костюме лебедя — белой пачке. И вот тут, когда раскаявшийся в измене Виктор снова у ног молчаливой красавицы и синьор Керубино согласен на брак, расплата приобретает совершенно декадентский характер. Маньяк Глинский душит свою модель. Но не из ревности и мести. Безумец не увидел в глазах Гизеллы обычного выражения скорби (она же теперь с Виктором!). Удушив несчастную, он судорожно бросается к мольберту, чтобы запечатлеть истинный «покой смерти» — вспомним аналогичный мотив в фильме «Тайна ложи литер “А”» — историю Мирры Астровой, ее мужа, художника-безумца, и картину «Эвника и Петроний», где модели также должны были умереть во время сеанса. Мотив сугубо декадентский. Такова же и атрибутика, обстановка мастерской Глинского, накладывающиеся на лубочный, кустарный, парковый декор фильма в целом: стрельчатые окна, витражи, скелет, венецианский фонарь, непременное изображение сатаны на стене, сама фигура Гизеллы (изысканной В. Каралли) в белой пачке и финальной позе фокинского «умирающего лебедя». Перья, мерцающий жемчуг, корзины пышных гортензий — и все это на фоне черного бархата — являют собой эффектную декадентскую композицию, кстати, отлично снятую оператором Б. Завелевым. Но это — финал, сама же лента развертывается как обычная чувствительная любовная история.

Зоркая Н. На рубеже столетий. М.: Наука, 1976.

Примечания

  1. ^ Пегас. 1915. № 1. С. 99.
Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera