Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Сумма красоты
Преждевременный некролог
 
Только что встревожила нас первая телеграмма о внезапной болезни Каралли, как новая депеша сообщила, что моровое поветрие унесло ее. Какая утрата для искусства! Каралли не была творческих гением, но все же одной из тех, кого создав природа разбивает форму: второй подобной не бывать.

Каралли происходила из обрусевшей греческой семьи; искусство ее родилось из духа эллической красоты, так отобразил эту красоту и ее облик. Правда, говоря здесь об Элладе, я разумею не четкую и трезвую Аттику, а мягкую Ионику, овеянную дуновением смежной Азии. У нее была томная бледность черт левантийской одалиски, слишком густые брови, слегка неправильный нос. Но торс, руки, все линии жили совершенной, чуть холодной жизнью мрамора.

Показать, какова была Каралли, и значит говорить о ее искусстве. Ибо предмет ее вдохновения был всегда единым, какую бы роль она не играла: она танцовала свою красоту, истолковывала, просветляла ее через движение. Каждый танец, ее был словно рассказом прекрасного тела о себе самом. Сегодня об этом размышляешь с жутью: ведь если жива через полвека память о Тальони или Гризи, Каралли умерла вся, потому что шедевром ее была она сама.

И в самом деле ни огненной пылкости Кшесинской, ни возвышенной и нервической природы Павловой, ни интеллектуального обаяния и мастерства Гельцер у нее не было. Технические возможности ее были ограничены; о виртуозности она и не помышляла. Случалось, что для нее «транспонировали» трудные партии. Каралли танцевала «Жизель», «Саламбо», «Раймонду», — но всегда очарование возникало не из передачи ею рисунка танца, а из лирического откровения собственной красоты. Петроград знал московскую — и верную Москве — балерину лишь по концертным выступлениям. Она сопровождала заграницу первую «поездку» Дягилева, но так и осталось чужда напряженному и экзотическому духу этого предприятия.

Если балерину знали только столицы, нет того медвежьего угла, куда не проникло бы очарование кинематографической актрисы. Знаменитые ленты «с участием Каралли», быть может, самое прочное ее наследие. Она сама сочиняла сценарии, и даже пояснительные стихи к ним, где благородная страстность сочеталась с крайним простодушием житейского подхода; игра ее вносила в этот мирок женских, а то и «дамских» чувствований ту меланхолию, ту горестную сладость, которой неизменно запечатлено прекрасное. Фильма о «Родных душах» или та, где она играла слепую девушку не забудется многими. И многие вспоминали (я уверен) при вести о ее смерти, поникшее чело и опустившиеся руки — крылья ее «умирающего лебедя». Они поняли, что с ее уходом сумма красоты, отпущенная миру уменьшилась непоправимо.

Левинсон А. На смерть Веры Каралли // Жизнь искусства. 1918. № 38. 16 декабря.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera