Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Музыкальная коммуналка и академические пропорции
О концерте и саундтреке «Москвы»
«Москва». Реж. Александр Зельдович. 2000

В Москве имя Десятникова-академиста всплывает нечасто. Куда чаще доходят сведения, что пишет для кино, для танго-программ Гидона Кремера и даже за самого Астора Пиаццолу (имеется в виду десятниковская реконструкция оперы Пиаццолы «Мария де Буэнос-Айрес»). Правда, была одна премьера в Гштааде, турне по Америке и недавний успех десятниковской симфонии «Зима священная» в Йене. Но у нас об этом мало что знают.

В начале 90-х в обеих столицах без конца говорили о «музыкальном двойнике» Владимира Сорокина — постмодернисте Лене Десятникове. Считалось, что он неподражаемо рефлективен. Что он виртуоз противоположностей. Ценилось его умение одновременно иронизировать и плакать, провоцировать сильные чувства и сразу же их гробить. С улыбкой приветствовался стилистический нигилизм. С радостью узнавалось все, что бессистемно громоздилось в ушах,— смесь уроков ритмики, советских радиопередач и европейской классики.

Соавторы нынешней программы, в первую очередь пианист Алексей Гориболь, построили ее как диалог того самого Десятникова — десятилетней давности с Десятниковым нынешним.

От прошлого — пара вокальных опусов: «Две русские песни на стихи Рильке» и цикл «Любовь и жизнь поэта» на стихи Хармса и Олейникова. Эта музыка, как ей и положено, польстила интеллектуальному слушателю и застигла врасплох простодушных. Десятников в ней — романтический неофит всего, что десять лет назад знал каждый интеллигент: поэзию Рильке и обэриутов, минимализм Филиппа Гласса, арпеджио Шопена, колокольность Мусоргского. Певица Виктория Евтодьева насытила цикл резкой интонацией, Алексей Гориболь — фактурными контрастами. Они, возможно, чуть отклонились от истины десятилетней давности, зато превосходно подготовили почву для двух премьер.

Новый фортепианный квартет «По канве Астора» очень неожиданно резюмировал последнюю десятниковскую пятилетку — пятилетку аранжировок, стилизаций и реконструкций Астора Пиаццолы. Музыка оказалась далека от густого аргентинского колорита. В строгой конкретике медленного звука, насыщенности штриха и живом дыхании формы проступила северная петербургская прохлада, растворившая брутальную энергию танго. Получился никакой не Астор, а призрак знаменитого постмодерниста, бережно вводимый Десятниковым в пантеон классиков (такая вот благодарность за годы прикладных работ).

Впрочем, казалось, что музыка к фильму «Москва» всей этой возвышенности неизбежно отомстит. Сценарий Владимира Сорокина заведомо нацеливал Десятникова на усовершенствование его собирательной квалификации и явно инспирировал смачный всхлип на мотивы советской песни, американского джаза и кабацкого танго. Легко угадывалась требуемая помесь соц-арта с шиком, пролетарского фольклора — с евроремонтом.

Сладкая и ядреная, с «Заветным камнем» Мокроусова, с архаичной «Баркаролой», с песней Блантера «Враги сожгли родную хату», с джазом и еще черт знает с чем, музыка и впрямь лилась, словно водка на Первомае. Но хату жгли с немедленной модуляцией в светлое музыкальное шестидесятничество — точь-в-точь из «Я шагаю по Москве», а «Колхозную песню» пели под роскошное оперное кудахтанье двух профессионалок на мелодию Равеля. Не было и намека на грубую музыкальную однодневку.

Музыкальную коммуналку Десятников переселил в академические пропорции, обязав ее общаться, а не конфликтовать, уважать соседа по нотной строчке, а не фамильярничать. Кинозаказ «Москвы» обернулся для Десятников совершенно новым этапом в творчестве, и еще выражением симпатии к городу, в котором он мудро не услышал ничего «нового русского».

Черемных Е. Десятников полюбил Москву // Коммерсант. 1999. 24 декабря.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera