Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Искусный стилист
Коллаж, театр, режиссура у Десятникова

Ремейк. Искусство пересочинения. Каких только форм оно ни приобретало в современной художественной практике! Романтическая «Жизель», второе действие которой разыгрывается в доме для умалишенных. Нью-Йоркский бармен Риголетто, обслуживающий гангстера по прозвищу Герцог. Музыкальные транскрипции и звуковые аллюзии. Картины, «написанные» при помощи мерцающих свечей, прозрачных сосудов с водой и копий фрагментов известнейших полотен прошлого.

Коллаж. Искусство комбинирования уже готовых предметов, часто вовсе не предназначенных для артцелей. Скульптуры, составленные из деталей машин и кухонной утвари. Принцип киномонтажа, активно проникающий в другие искусства особенно в музыку, удивляющую неожиданным, смелым сближением Гайдна и Берга, Шумана и Стравинского. Прибавьте к этому мастерство карикатуры, выполненной изящным, тонким пером, а также редкое умение услышать в заигранных опусах то, что «натруженное» ухо профессионала давно не замечает. И вы получите примерное представление о той своеобразной манере, которой владеет петербургский композитор Леонид Десятников, один из лидеров сегодняшнего российского искусства, любимец интеллигенции и эстетствующих киноманов, один из самых востребованных и модных авторов своего поколения. ‹…›

«Мания Жизели». Реж. Алексей Учитель. 1996

В одной из статей о композиторе (написанной без малого пятнадцать лет назад) приводится любопытный факт: прочитав эссе о творчестве Маурицио Кагеля, Десятников заметил: «Вот человек, который занимается тем же, чем и я». Знаменитый аргентинский автор, классик «инструментального театра» соединил сценическое и беспрограммное, аудио- и видеоряды, театрализуя филармонические жанры. Петербуржец делает следующий, естественный шаг: он режиссирует музыку как таковую. В сочинениях Десятникова лицедействуют темы, переодеваются мелодии, и чем они известней, тем поразительнее превращения; мотивы, смеясь, расстаются со своим музыкальным прошлым. Порой они глумятся друг над другом, ссорятся по поводу разницы происхождений, ёрничают, дерзят и хулиганят.. Разумеется, если это в рамках сюжета и угодно автору. ‹…›

Разумеется, любые перевоплощения неотделимы от мастерства музыкального визажа и звукового грима. Искусный модельер и стилист, Леонид Десятников не знает равных; банальные гармонии и ритмы в его руках предстают элегантными, броскими, «умело подкрашенными»; старомодное кажется современным, а расхожие интонации обретают светский лоск. Его музыка соединяет естественную и искусственную красоту — как и положено на сцене, а ее облик всегда артистичен. Есть в нем, этом облике, порою нечто кокетливое, даже женственное... Но без этого невозможен настоящий театр!

Ольга Спесивцева в «Мании Жизели». Легкий шаг, воздушные тонкие руки и печать трагической обреченности на бледном лице — миловидном и порочном. Нервно-чувствительное звуковое поле «музыки на пуантах», изящно-дансантной, но болезненной, хрупкой. Мелодии Десятникова, совсем как балерина и ее наивно-простодушная Жизель, ди- никогда не улыбаются. Колористичный оркестр (серебристый тембр арфы и холодновато-прозрачный — флейт, романтический гобой и рояль, теплые, по-русски певучие струнные) расцвечивает музыку, мерцающую цитатами и иносказаниями. Похожую то на Шопена, то на Скрябина. ‹…›

В киномузыке Десятников выступает не столько сочинителем, сколько прекрасным музыкальным дизайнером. Впрочем, в иных жанрах, фортепианных пьесах, романсах, песнях, есть свои лирические героини. Одна из них — в цикле «Любовь и жизнь поэта» — особенно хороша: романтическая мечта, идеал любовных грез, большеглазая, быстрая в движениях... С прозрачными крылышками и мохнатыми лапками. «Я муху безумно любил, / Давно это было, друзья. / Когда еще молод я был, / Когда еще молод был я...». Не удивляйтесь! И не спешите с прогнозами. Вас все равно обманут. Даже если предупредят об этом заранее и разъяснят, как, собственно, все произойдет...

Гладкова О. Леонид Десятников: отзвуки музыки // Музыкальная жизнь. 2003. № 7.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera