Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Кино: Нога
Поделиться
Темные силы нас злобно гнетут

Социальное существование советского человека настолько отделено от жизни личности, что воссоздать, реконструировать единство этих начал наше кино сегодня оказывается не в состоянии.

Обращаясь к этой проблематике, кинематограф наш создает лишь невероятные, почти химерические построения на тему отсутствия такого рода единства. Одним из них кажется мне фильм «Нога» — дебют молодого режиссера Н. Тягунова.

Картину эту можно представить в виде некоего полотна, одна часть которого подробно и дотошно выписана в стиле высококлассного соц-арта, а другая представляет собой не рисунок даже, но совершенно условную голую композиционную схему; первая изображает существование человека, превратившегося в некий социальный автомат, механизм для выживания, а другая посвящена тому, что случается при этом с его душой.

В начале картины два симпатичных мальчика в солдатской форме с первым курсом университета за плечами, в дивном безлюдном азиатском приграничном ущелье дурачатся, закапывая по шею какой-то указатель, который их послали установить; болтают, спят, кокетничают с невероятной местной красавицей и в конце концов удаляются, распевая на строевой мотив первые строфы «Божественной комедии» Данте ...

Потом — Афганистан, один находит другого в ящике для патронов разрезанным на куски и, разворотив в пароксизме мести чуть не половину какого-то аула со стариками, женщинами и младенцами, оказывается в госпитале с раненой ногой, которую ему здесь и ампутируют. Его возвращение к «нормальной» жизни, показанное миллиметр за миллиметром, во всей совокупности бытовых аспектов существования, — это воссозданный с потрясающей достоверностью процесс превращения человека в идеальный социальный протез, где искалеченные, разорванные ткани живой души последовательно заменяются идеологически, государственно, социально санкционированными идеалами, целями и системами мотивировок. Это процесс превращения нормального человека в «совка», ибо только абсолютная мимикрия и слияние с господствующей ментальностью может помочь ему выжить.

Рядом же, пунктирной линией видений, бреда, предчувствий и странных мистических происшествий разворачивается история утраченной души. Символом души становится ампутированная нога. Еще в госпитале, в бреду, мучимый фантомными болями, герой просит явившегося ему погибшего друга убить эту ногу, чтоб ее не похоронили живой. Друг как бы выполняет просьбу, после чего и начинается успешное врастание героя в окружающую реальность. Но попутно друг как-то туманно, намеками сообщает и о смерти туркменской девушки, с которой они познакомились тогда в ущелье. И параллельно с процессом благополучной адаптации развивается вторая сюжетная линия — движется в фильме тень мстителя, брата красавицы, убежденного, что в смерти ее виноват герой. Мститель в конце концов находит свою жертву, обе линии сходятся, и в точке соединения герой прозревает, после чего, вернувшись в ущелье, на месте сгоревшего дома, где жили когда-то девушка и ее брат, герой пускает себе пулю в лоб, и в последних кадрах картины он вновь перед нами такой, как прежде, юный, живой, и обе ноги его целы ...

Сам механизм метафорического сопряжения понятий остается в картине неприкрыто условным. Отрезанная нога, ампутированная душа и убитая девушка непостижимым образом соединяются вместе в мучительной попытке выразить некое явление, которое лежит ·за пределами нашего повседневного опыта, и это явление — не что иное, как целостное бытие личности, мир души, ландшафты которого почти погребены в завалах памяти, на задворках нашего естества.

Сиривля Н. «Темные силы нас злобно гнетут» // Искусство кино. 1991. № 11.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera