Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Я верю в эту картину
Отрывки из речи Тарковского на обсуждении сценария

Я выскажу несколько соображений по поводу некоторых конкретных вещей.

Возникает две первые проблемы: смерть героя и взаимоотношения ребенка и разведчиков. Что касается первого, то мы должны не только оставить эту смерть, но и финал сделать очень сухим и просто констатировать смерть этого человека, иначе, если оставить в живых этого героя, это будет выглядеть неестественно. Как можно делать благополучной судьбу мальчика, борющегося с фашизмом? Это ненужная задача.

Вторая проблема возникает от того, что вокруг все благополучно, в тяжелом положении оказывается только мальчик. В рассказе у Богомолова есть интересные вещи: человек в тельняшке сидит убитый на другом берегу, берег заминирован. История с погибшим Катасонычем не случайна, люди, которые окружали мальчика, тоже гибли. Все равны перед лицом смерти — и большие, и маленькие. Здесь есть возможность поднять мальчика на одну ступеньку с этими людьми, люди не просто сюсюкают с ним, а относятся к нему, как к равному. В сценарии этого нет, в рассказе — намечено. Смерть Ивана — результат войны.

По поводу Катасоныча. Может быть, это чисто вкусовое замечание. Когда мальчик спрашивает, где же Катасоныч, почему не пришел проститься, это звучит сентиментально, так как мы уже знаем, что Катасоныч погиб. Интереснее, психологичнее, если бы мы тоже не знали о смерти Катасоныча, Холин и Гальцев могли бы только намекнуть ‹…›

О характере героя. Иван — этот ребенок, снедаемый страстью взрослого. Он потерял детство в войне и погиб потому, что жил, как взрослый. Картина должна строиться на характере мальчика. Но должны быть эпизоды, где выясняются его детские черты. Это раскроет его с определенной стороны, а сейчас мы видим его однообразным. В рассказе найдена точная деталь: игра в войну. Что может быть страшнее? ‹…›

Не решена тема войны. Это окопная война, которая требует колоссального напряжения и от командиров и от бойцов. А напряжения этого в сценарии нет.

Не решена психологическая атмосфера этой войны: какая война, какие отношения у людей к этой войне? Хорошо, что нет ни врага, ни боев, но должно быть напряжение, когда две стороны столкнулись лбами и не знают, кто кого. Поэтому не решен образ войны в моральном плане, в смысле атмосферы и настроения людей. ‹…›

Я бы не бросил линии любви Гальцева и фельдшерицы. В этом огромная возможность выразить отношение к войне. Это лирическая сторона несостоявшейся любви. Можно показать человеческое и мужское благородство Холина, не ставшего вмешиваться в эту любовь. Эта любовь повод не для шуток, а для серьезного разговора. Это невероятно трогательно, в большом смысле. Гальцев поэтому и отвергает ее, что сейчас война и некогда. Это раскроет образ войны, ее разрушительное вмешательство. ‹…›

У Богомолова все в ремарке. Но в сценарии в зрительный образ из ремарок это не перенесено. Это может быть очень интересная картина. Я верю в эту картину. Скажем, это фильм про войну, про ее ужасы, про людей в войну.

Картину хорошо бы назвать «Иваново детство».

Важно поднять тему России в фактуре, в характере натуры, поднять проблему русского характера, его психологии. В сценарии все немного абстрагировано, суховато как-то. Но здесь и необходимо избегать сложной приключенческой, романтической жилки. Здесь очень все глубоко, страшно, правдиво. Здесь нет места приключенческой романтики.

И такой вопрос: стоит ли мальчика награждать орденами? На груди у него ордена. Они выглядят как-то... Нельзя дать ребенку ордена за то, что он так страдает. Ребенок не обязан быть мужчиной. Мальчик здесь не должен быть гордостью и славой, он горе полка. Они мучаются, когда он уходит на ту сторону. Они видят: висит костюм, а мальчика нет, он где-то идет, один, среди врагов. Они не будут пить и говорить: «За то, чтобы ты вернулся». Я еще не знаю, что они будут делать, может быть, плакать, но так, как сейчас, они не могут делать. Только взрослая страсть мальчика заставляет взрослых мириться с ним. Он наказание полка.

Я просто влюблен в эту тему. Мне тоже было 12 лет, когда началась война. Это время целого поколения. Многих нет вместе с нами, они погибли, как взрослые.

Проблему отношения взрослых к мальчику должен решать не режиссерский сценарий, не подтекст, а верные отношения, заложенные в сценарий.

Цит. по: Фомин В. Косинова М. Из стенограммы заседания художественного совета 1-го объединения «Мосфильма» // «Как снять шедевр». М.: «Канон», 2016.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera