Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Музыка памяти, уходящая в вечность
О фонограмме фильма
«Иди и смотри». Реж. Элем Климов. 1985

«Страшно», «слишком откровенно» — говорят о картине «Иди и смотри», представляющей звериное лицо фашизма со всей прямотой, на какую только способен экран. Искаженные лица крестьян, приговоренных к массовому сожжению; обнаженный труп с табличкой «Я обидел немецкого офицера», который полицаи без конца возят по селу в качестве «наглядной агитации»; наконец, история самого Флёры, прошедшего все эти круги ада и у нас на глазах из смешливого мальчика превратившегося в старика. Изобразительная эстетика фильма и в самом деле немало испытывает зрительские эмоции. Истинно эмоциональный, нравственный, образный камертон фильма «Иди и смотри» — его фонограмма. Пламенный, гуманистический пафос этой ленты родится во многом из музыкального ее решения, из ее музыки — скорбной, трагической и чистой, как «Слёзная» Моцарта.

Эти щемящие звуки — маяки, указывающие путь: иди и смотри, как поседевший мальчик Флёра с фанатической стужей в глазах стреляет в Гитлера. «Убей Гитлера» — таково было первоначальное название фильма. Автомат направлен на портрет фюрера, валяющийся в луже посреди освобожденной партизанами деревни. Огненная очередь вспарывает экран, и бегут под пулями кадры гитлеровской хроники. История движется вспять; через победные шествия и парады с вытянутой в фашистском приветствии рукой — к фотографии маленького Адольфа Шикльгрубера на руках у почтенной бюргерши-мамы.

Искусство монтажа хроники, завещанное Элему Климову его учителем Михаилом Роммом, виртуозно примененное им в таких фильмах, как «Спорт, спорт, спорт», «Агония», «Лариса», здесь проявилось с новой блистательной силой. И вновь, как в прежних работах, весь ритм и строй монтажных сопоставлений подчинен музыке. До сих пор с Климовым работал Альфред Шнитке, и его музыка, властно вбирающая суть стремительно сменяющих друг друга кадров, сама словно выстреливала этими кадрами, добавляя им новый смысл, настроение, пафос. Теперь все иначе. Жужжащая муха беды, нависшей над миром, от кадра к кадру, где все больше беснуется фюрер, разрастается в целый сонм мерзко поющих созвучий; и вот уже то не мушиный полет, а вагнеровский «Полет валькирий», ставший своего рода музыкальным символом-клише нацизма. Пробивается знакомая напористая мелодия то гулом струнных, то фанфарами духовых; и снова заглушает ее томительный одинокий звук...

А потом — Моцарт. Великий «Реквием». Прозрачно-чистая и трагичнейшая «Лакримоза». Музыка, обращенная в прошлое. Музыка памяти, уходящая в вечность.

Кагарлицкая А. Музыка, вбирающая время // Музыкальная жизнь. 1985. № 21.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera