Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Мыслящий экран
Семен Фрейлих о поэтике фильма
«Баллада о солдате». Реж. Григорий Чухрай. 1959

Кажется, что фабула выключает героя из типических обстоятельств его жизни. В самом деле: нам рассказывают о воине (тема даже вынесена в название картины «Баллада о солдате»), но, за исключением единственной уже упомянутой сцены, мы так Алешу на фронте и не увидели; нам хотели показать его любовь, но герой осознал свое чувство после того, как расстался с Шурой; он должен предстать перед нами как добрый сын, но не сам ли виноват в том, что, потратив свое время на других, так и не сумел побыть с матерью, починить ей крышу, ради чего его и отпустили домой. Однако типические обстоятельства — это не просто место действия, навязанное темой произведения. Типические обстоятельства — ситуации, в которых может обнаружиться характер.

Из случайных, казалось бы, поступков за пределами фронта мы узнали характер героя, узнали самое главное из того, что с ним произошло: не убивать научился он на войне, а принадлежать людям. ‹…›

Все сказанное относится не только к области фабульного развития действия на экране, но и к его чисто изобразительной области. То или иное изобразительное решение диктуется не внешними поводами, не фабулой (что и делает изображение пассивной иллюстрацией развивающегося действия) —изображение само является содержанием, действием и потому в самом себе таит причины именно этого изобразительного решения. ‹…›

В упомянутом кадре «Баллады» перевернутый мир мотивирован не точкой зрения персонажа, а настроением и мыслью автора, увидевшего землю, вздыбленную войной. Разумеется, дело не в острых ракурсах и необычных точках съемки (когда к ним прибегают некоторые операторы исключительно из стремления к моде, это ничего, кроме назойливого подражательства, не дает). Дело в пластической образности экрана, который не пересказывает, а изображает, не иллюстрирует, а мыслит. Вспомним последнюю встречу героев «Баллады»: поезд унес Алешу, а бегущая за составом Шура даже не расслышала адреса, который он сквозь грохот кричал ей с подножки вагона. Шура вспоминает их встречу у колонки, из которой она пила воду. И снова воспроизводится на экране сцена, которую мы уже видели, но кадры не просто повторяют виденное, а изображают совершенно новые для нас моменты, которые, вероятно, были в реальности, но были авторами опущены, а теперь пришли к нам потому, что их вспомнила Шура. Этот прием принципиален для современного экрана, для которого изображение не способ повторить, скопировать ситуации жизни, а разгадать эту жизнь средствами искусства.

Фрейлих С. Накануне // С. Фрейлих. Фильмы и годы. Развитие реализма в киноискусстве. М.: Искусство, 1964.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera