Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Границы естественности
Оператор Косматов о своем коллеге

В 1935 году С. М. Эйзенштейн говорил: «Скажите, где кончается мой глаз и начинается глаз Тиссэ? Здесь такое внедрение мое в композицию кадра и такое внедрение Тиссэ в понимание режиссерской задачи, что в течение нашей 11-летней совместной работы вы не найдете, где кончается один и начинается другой. “Разрезки” нет. “Разрезка” начинается тогда, когда вы имеете дело с бездарным или несостоятельным коллективом. Тогда начинаются споры о правах: где кончается и где начинается режиссер, оператор и т. д. В хорошем коллективе есть сквозное единство, проходящее через всех работников». Приводя эти слова Эйзенштейна, хочется подчеркнуть характерные черты фильма Калатозова — Урусевского: все выразительные средства как режиссерские, так и операторские, нашли в нем свое взаимное «внедрение». Это, как нам кажется, позволило создать подлинно кинематографическую, завершенную форму, которая так ярко выявляет содержание картины.

Опираясь на лучшие традиции советской операторской школы, используя свой богатый личный опыт, Урусевский всегда интересно строит композицию кадра, выбирает необходимый ракурс, предлагает светотеневое решение.

Сергей Урусевский © Киноконцерн «Мосфильм»

Урусевский строит кадры не как серию статичных картин, а как динамические, непрерывно меняющиеся композиции. Их форма определяется предыдущим монтажным куском и логически точно, направленно — по ритму и темпу — переходит в последующие композиции. Он не ограничивается простым предметным заполнением пространства кадра, а параллельно с решением световых и динамических задач своеобразно, с большой выдумкой использует в качестве композиционного приема ракурс в самом широком смысле этого слова. Несмотря на очень необычные, порой «рискованные» точки съемки, Урусевский нигде не переходит границ естественности.

Понятие «оправданности» ракурсного построения на разных этапах развития операторского искусства меняло свой смысл. В период немого кинематографа острота выбранного ракурса или необычность расположения предметов в кадре считались признаком высокого мастерства. На первом этапе развития звукового кино многие подобные операторские приемы почти полностью исчезли из нашего обихода. Может быть, это произошло потому, что звуковой, или «говорящий», кинематограф, приблизившись к подлинной жизни, стал как бы более «правдоподобным». Многие начали опасаться, как бы острые композиционные решения не увели оператора в формалистические дебри. ‹…›

Авторы фильма «Летят журавли» во весь голос заявили о тех огромных эмоционально-выразительных средствах кинематографического искусства, которые были забыты на протяжении ряда лет. Заслуга их заключается в том, что они бросают смелый вызов всему серому, невыразительному, которое еще бытует во многих наших фильмах. Фильм «Летят журавли» — живой укор тем режиссерам и операторам, которые, понимая под реализмом приемы съемки «с нормальной точки» и точное воспроизведение бытового светового эффекта, только этим и ограничивают себя в поисках решений той или иной сцены кинофильма.

Урусевский не отказывается от правдивого светового эффекта или от так называемого «оправданного» (вернее «замотивированного») ракурса. Но он не сводит к этому все задачи оператора, не обедняет свои выразительные приемы. Если, к примеру, он считает, что верхняя точка съемки поможет раскрыть смысл действия, он смело идет на это. Вспомним хотя бы вступительные кадры, когда сияющие и радостные влюбленные — Вероника (Т. Самойлова) и Борис (А. Баталов) — рано утром стоят под Крымским мостом и попадают под душ поливочной машины. Необычный ракурс нисколько не «прижимает» героев к асфальту — он гармонирует с возвышенной эмоциональностью эпизода.

В каждой своей работе Урусевский проявляет новые, разнообразные приемы мастерства. В ранних своих картинах (таких, например, как «Сельская учительница»), увлекаясь «местным» освещением, выделением отдельных деталей лица, Урусевский еще не был свободен от некоторого любования найденными приемами. В последующих фильмах художник, совершенствуя свое мастерство, свободно выбирает прием. В фильме «Летят журавли» он удачно применяет прежние приемы освещения, но использует их не формально (как иногда раньше), а направленно, выявляя в них новое художественно-эмоциональное качество. Значительная часть интерьеров и портретов дана здесь в яркой светотеневой манере, с четко выраженными характеристиками действующих лиц.

Отличительной особенностью большинства крупных планов является их абсолютное единство с общими и средними планами сцены.

По первому впечатлению, в работе Урусевского со светом обнаруживаешь случайности. Однако за кажущейся случайностью лежит продуманная, точно поставленная и решенная световая задача, разработанная в соответствии с драматургическим замыслом сцены. Свет в кадрах почти всюду подчеркивает движение, «световые характеристики» несут смысловую нагрузку.

В подтверждение этого напомним сцену, когда Вероника и Борис, прикрывая одеялом окно, ведут трогательный, душевный разговор. Примененный здесь прием освещения в виде резких световых пятен вносит настроение тревоги и беспокойства и вместе с тем отвечает взбудораженным чувствам двух молодых людей. Так одним, но точно найденным приемом освещения оператор сумел подчеркнуть свое художественное отношение к двум сложным психологическом состояниям героев.

Приемы освещения, используемые Урусевским, нигде не раздражают грубостью или недоработанностью светового баланса. Благодаря ярко выраженной светотени, тонкой подсветке и моделировке в тенях изображение приобретает пластичность.

Крупные планы героев, будучи безукоризненно отработанными и в техническом отношении (полное использование фотографической широты современных высокочувствительных советских кинопленок), отлично выявляют мимическую жизнь лица.

«Летят журавли». Реж. Михаил Калатозов. 1957

С помощью освещения Урусевский удивительно точно, умно и как всегда с тонким художественным вкусом выделяет основное, главное в данной сцене, а второстепенное «прячет», погружая в тонко моделированную воздушную, материально осязаемую теневую среду. Благодаря этому высвеченные детали не вырываются из своей среды, составляют единое целое с ней.

Это обстоятельство особенно важно, поскольку монтажная природа кинематографического искусства всегда таит в себе опасность разорванности восприятия при переходе с плана на план. ‹…›

В фильме «Летят журавли» Урусевский, снимая натуру, не ограничил себя одним приемом. Он улавливает большие, сложные изменения во внутренней жизни героев, обстановке действия. Точный выбор состояния погоды и времени дня (по освещенности) при съемке натурных сцен проведен с большой скрупулезностью и художественным чувством. При анализе его работы невольно вспоминаешь слова Александра Петровича Довженко: «Оператор, если он художник, должен увидеть и уловить священное мгновение в природе!»

Оператор остроумно использует новую широкоугольную оптику (объектив F : 18 мм), которая помогает строить «глубинные» композиции, делает движение на камеру более динамичным, более «острым». Правда, в некоторых кадрах та же широкоугольная оптика (при значительном приближении актеров к камере) из-за неизбежного перспективного искажения несколько окарикатурила лица героев.

Косматов Л. Совершенствуя художественную форму // Искусство кино. 1957. № 12.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera