Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Бюрократ-простак, формалист-комик
О роли Евгения Евстигнеева
«Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен». Реж. Элем Климов. 1964

Удача актера в роли, которую он сыграл в этом фильме, — из тех, что дают повод говорить об открытии дарования. Но в данном случае естественее было бы повести речь о раскрытии дарования. Впервые Евстигнееву так повезло с ролью в кино. Она давала возможность актеру проявить себя и как тонкому психологу, и как острому эксцентрику, то есть сблизить крайности, соединить трудносоединимое...

Когда роль удается, то можно без обиняков признать, что повезло не только актеру, но и самой роли.

Дынину страшно повезло, что его сыграл Евгений Евстигнеев. Перед зрителем предстал образ поразительной емкости, а главное, образ, который отразил момент перелома обшественного сознания. ‹…›

Евстигнеев своего персонажа — формалиста и болтуна — не разоблачал в том смысле, в каком обычно принято говорить об актерах, воплощающих на экране отрицательных героев. Он его исследовал спокойно, без предубеждения, доброжелательно, даже с душевным участием.

Широкая искренняя улыбка, которая может означать только одно: добро пожаловать и на территорию пионерлагеря, который он возглавляет, и непосредственно к нему, начальнику, в любое время дня и ночи, и в самую душу, в чем угодно и с чем угодно... И тут же: «посторонним вход строго воспрещен». И то, и другое — приглашение и воспрещение — естественно уживаются на челе Дынина. И в его голосе, в интонациях, жестах... Он дремучий формалист, но не угрюмый формалист. И мало чем напоминает знаменитого и до сих пор памятного Огурцова из «Карнавальной ночи».

Дынин не службу несет, как Огурцов или Бывалое. Не по обязанности пресекает он вольности ребят. По естественной наклонности своей натуры. Евстигнеев находит для своего персонажа неожиданную краску — неизбывное и неистощимое простодушие. Для евстигнеевского Дынина удушение всякой ребячьей инициативы, всевозможные отправления формальных ритуалов — это забава, это счастье, это ни с чем не сравнимое удовольствие. Он играет, обуздывая и укрощая норов мальчишек. И невольно впадает в мальчишество. Его чинопочитание столь же озорно, ребячливо, как озорна и ребячлива всякая детская игра.

В этой естественности и живости формального и неживого как раз и ощущается гротеск, который вернее всего свидетельствует о степени опасности явления, олицетворяемого Дыниным.

Пока перед нами — бюрократ-простак, формалист-комик. Еще немного, еще чуть-чуть, и те, кто придет за дыниными или после дыниных, станут рыцарями этой тяжеловесной идеи — все, что есть мало-мальски живого, тем или иным способом обескровить, умертвить.

Ульянова О. Евгений Евстигнеев. М.: Киноцентр, 1988.

 

‹…› герой Евстигнеева — Дынин, начальник пионерлагеря, где у входа написано и «Добро пожаловать!» и «Посторонним вход воспрещен!», — всю жизнь жил и работал в соответствии с инструкциями, в которых недостатка не было.

В будни Дынин ходит в широких светлых брюках и свободной полосатой рубашке. Да, и еще в пионерском галстуке. А когда праздник — на нем черный в узенькую полоску костюм: пиджак с широкими лацканами и ватными плечиками и конечно расклешенные брюки. Одежда Дынина старомодна — он постоянен в своих вкусах и привязанностях и за многим — в том числе за модой — не поспевает. И в этом его беда. Он очень старательный человек и искренне хочет делать так, как надо, как от него требуют.

‹…› В фильме «Добро пожаловать» Евстигнеев снайперски точно сыграл, говоря словами Ильи Куликова на фильма М. Ромма, «крепкого, надежного дурака». При этом актер, великолепно обрисовав своею героя в гротескно-сатирическом ключе, в финале фильма, вызвав сочувстие к искренности Дымина, сумел заглянуть в трагикомедию.

Тимченко М. Евгений Евстигнеев // Актеры советского кино. Вып. 4. М.: Искусство, 1968.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera