Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Переступить через себя — и вперед
Учеба, работа в МДТ и в кино
«Коварство и любовь». остановка Академического Малого драматического театра. 2012

Я раза четыре бросала учебу в Санкт-Петербургской академии театрального искусства.

Сразу после школы поступила на курс Вениамина Михайловича Фильштинского, со мной учились Хабенский и Пореченков, и сначала все казалось круто, а потом — скучно, и потом опять по тому же кругу. Мой мастер раз от раза заходил в деканат и просто говорил — давайте, возьмем ее, она опять пришла. Казалось, это вообще не мое призвание. А дошло дело до съемок — была уверена, что все сейчас увидят, что я самозванка, не своим занимаюсь — и с позором отправят восвояси.

С возрастом сомнения никуда не деваются, я своими результатами не бываю довольна никогда — и только работа помогает. Анатолий Васильев как-то сказал, что надо перестать ждать вдохновения и все превратить в работу. Я пыталась раскрыть секрет: почему сегодня выходит, а завтра нет, и как сделать, чтоб было всегда, как сегодня. И с годами поняла: нет никакого рецепта, просто надо работать. Когда процесс становится постоянным и глубоким, вдохновение приходит и следует за процессом.

Я редко довольна собой.

Только иногда — какими-то кусочками, сценами. Особенно сложно мне быть довольной работой в кино, там ты не можешь отвечать за роль по-честному, целиком. В театре простраиваешь все, там ты начинаешь и заканчиваешь, отсюда вышел — туда пришел, все от тебя зависит. И, главное: ты можешь продолжать над этим работать от спектакля к спектаклю. В кино разбираешь роль, здесь такая перемена в герое, здесь другая, работаем, снимаем, а потом при монтаже эпизоды меняется местами, из этого складывается совершенно иная мозаика, которая нужнее фильму в целом. И если б ты знал, куда кусок встанет, — сделал б иначе... ‹…›

У начинающего актера нет возможности сменить амплуа. Я сыграла в «Незнакомке» у Торнаторе — и мне стали предлагать самых несчастных. Как только в сценарии есть героиня, у которой все умерли и ее все бросили и сама она умирает, — так это должна быть я. Последние же несколько лет, что ни сценарий, то предлагают гадин, сук, соблазнительниц... А всегда хочется того, чего раньше не было, человеческой истории, не непонятных бизнесвумен, а чтоб тебя волновало, над чем можно посмеяться и поплакать. Вот Леша Серебряков сыграл уже 12 врачей и 6 полковников и разница лишь та, что тот в усах, а у этого глаз дергается — и нет шанса быть неожиданным.

Каждая новая роль меняет, усложняет актера. Ты начинаешь по-новому разбираться в мире, в человеке, начинаешь узнавать, пробовать — и в тебе это остается. Я залезаю в мотивы всех своих ведьм, убийц мужей и детей и вдруг понимаю, что и тут и там в основе лежит ... желание любви. И думаешь: может, у меня моральные принципы искажены?

«Гамлет». Постановка Академического Малого драматического театра. 2016

Ведь на сцену всегда выходишь ты, и то, что происходит с тобой в жизни, так или иначе оказывается там же, на сцене, и помогает или мешает тебе. Работать надо головой — и душой! Мне всегда помогает влюбленность, она меня окрыляет, несет и дарит вдохновение. Не обязательно влюбленность в мужчину, а — в человека, друга, книгу, писателя, во что угодно. Правда, когда болеют любимые дети, ты не можешь больше ни о чем думать, но на это есть профессионализм: переступить через себя и — вперед. ‹…›

Сейчас у нас в Малом драматическом на повестке дня — очень сложный «Гамлет».

Мы его несколько раз уже сыграли, будем переделывать спектакль, для нас пока не сложившийся. Спектакль, по-моему, в принципе рождается показу к десятому, не раньше. Тем более у Льва Абрамовича Додина тут сложный замысел и трактовка далека от шекспировского. Спектакль получается быстрый, идет час с чем-то, Додин исключил из пьесы много стихов, многих героев, с другой стороны, в постановку включены тексты разных авторов, разные переводы, старинные легенды... Гамлет, которого играет Даня Козловский, — отнюдь не рефлексирующий интеллигент, он просто борется за власть и за жизнь, как и все они. Мы же часто видим, что, когда люди борются за власть и деньги, то их аргументы очень пафосные. Вот и Гамлет все твердит «папа, папа», а на самом деле подразумевается вопрос: «А почему ты, Клавдий, мое место занял?» История выходит жесткая, современная, страшная, рассказ о том, что все в мире очень плохо ... ‹…›

Сейчас все хотят развлекаться. Я часто из зала слышу этот импульс. Не хочется людям думать, затрачиваться, работать душой и головой, хочется праздника, отдыха. И многие коллеги отвечают на запрос, подстраиваются под него. Но я льщу себя надеждой, что остаются люди, которым интересно другое, что запрос на волнующее, ранящее, заставляющее думать, не дающее успокоиться — все же остался. Хочу, чтоб зритель выходил и думал о том важном, что мы хотели донести. Хочу, чтобы он «работал».

Раппопорт К. Острое чувство любви // Российская газета. 2016. 13 ноября.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera