Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Режиссер ускорил эволюцию героя
Об образе Гурова в фильме и рассказе

Гуров (А. Баталов) с первых же кадров привлекает внимание своей значительностью, слишком резко выделяясь из курортной толпы сдержанностью, глубокомыслием. Такое форсированное раскрытие образа не оправдано.

Замечает это и сам режиссер, прибегая в последующих сценах к усилению деталей, подчеркивающих заурядность Гурова, чтобы вернуть образ в чеховское русло.

Не хватает цельности, внутренней последовательности эпизодам московской жизни Гурова.

В повести есть точный рубеж, отделяющий Гурова — московского обывателя и Гурова, преображенного, поднявшегося над пошлостью «нормального» существования.

В Ялте Гуров был приветлив с Анной Сергеевной, сердечен, «но все же в обращении с ней, в его тоне и ласках сквозила легкая насмешка, грубоватое высокомерие счастливого мужчины». В Москве Гурову казалось, что «пройдет какой-нибудь месяц, и Анна Сергеевна покроется в памяти туманом и только изредка будет сниться с трогательной улыбкой, как снились другие... Разве он любил тогда? ‹…›» Но мысли об Анне Сергеевне не покидают Гурова, ее образ преследует его. Гуров хочет поделиться с кем-то своими чувствами и наталкивается на пошлость и равнодушие. Однажды он сказал одному из своих приятелей: «Если бы вы знали, с какой очаровательной женщиной познакомился я в Ялте!» Тот помолчал, не заметив искренной взволнованности, прозвучавшей в голосе Гурова, а после заметил: «А давеча вы были правы: осетринка-то с душком!»

«Эти слова, такие обычные, почему-то вдруг возмутили Гурова, показались ему унизительными, нечистыми». Это был толчок, который позволил Гурову совершенно по-новому увидеть всю свою жизнь. ‹…›

Этой «осетринки с душком» много в московских сценах фильма. Но Гуров как-то выделен из обывательской среды. В фильме нет Гурова, которого тянет в рестораны, клубы, на званые обеды, который прочитывает по три газеты за день и говорит при этом, что не читает московских газет из принципа, нет Гурова, которому лестно, «что у него бывают известные адвокаты и артисты и что он в Докторском клубе играет в карты с профессором». В повести Гуров и в Ялте, и в Москве — самый обычный, вполне заурядный человек из «приличного общества». Выделив Гурова из этого общества в самом начале картины режиссер ускорил эволюцию героя. Если у Чехова Гуров мог произнести приговор совей праздной, пустой жизни только после «осетринки с душком», то по логике фильма это могло произойти и раньше.

Очень удачны вставленные в фильм эпизоды, отсутствующие в повести. По духу своему они вполне чеховские. Вот Гуров едет на конке. Тягучая, медлительная поступь лошадей, тянущих тяжелый, неуклюжий вагон, больше говорит о московской жизни, чем сцены юбилеев, картежной игры и обжорства. Это настоящая чеховская конка, столь же символичная, ка и «птица-тройка» у Гоголя. Поэтому без каких бы то ни было пояснений понятно, почему Гуров, увидев на улице шпица, так похожего на собачонку Анны Сергеевны, прыгает на ходу с конки. «Ральф! Ральф! Ральф, милый!» — это почти крик о спасении.

В заключительных эпизодах фильма, в сценах в Сапатове и в Москве, Гуров — Баталов органично сливается с образом чеховского Гурова.

Кураев М. Произведения Чехова на экране // Литература и кино. М.-Л.: Просвещение, 1965.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera