Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Из других времен
Андрей Шемякин о фильме

‹…› «Дама с собачкой» И. Хейфица стала бесспорным фаворитом среди фильмов, сделанных на основе русской классики, не только у нас, но и на Западе. Оно и понятно, если вспомнить, что во многом аналогичный (по тональности) сюжет был воплощен в замечательной картине Д. Лина «Короткая встреча» и в какой-то мере в одной из лучших лент «польской школы» — «Поезде» Ежи Кавалеровича. Но тут-то и проступает фундаментальная разница между всеми тремя фильмами, показывающая, в частности, что именно ищут экранизаторы классики в период оттепели.

«Короткая встреча» — картина о неизбежности счастья и невозможности счастья. О том, что только на мгновение женщина (сдвиг акцента с мужского на женское обращает на себя внимание) в состоянии испытать полноту чувств, получая в награду вечную любовь своего избранника, любовь бесплотную, как бесконечное обещание надежды, и всепонимание мужа, не посягающего на ее личную жизнь и свободу. Режиссер и блестящие актеры уходят от банальной коллизии между чувством и долгом: женщина выбирает между незаконным, катастрофическим счастьем и устойчивым, надежным существованием. Тем более, что и выбери она новое счастье — она тут же оказалась бы в прежней колее. Высшая свобода выбора — отказаться от выбора.

В «Поезде» выходит на первый план то, что ощущалось лишь в подтексте линовской ленты, война. «Кошмар войны, кошмар фашизма» (Л. Аннинский). Люди не могут любить, у них нет сил на это. Антониони по-польски.

В этой связи сюжетов становится совершенно понятным успех «Дамы с собачкой» И. Хейфица на Западе и еще более загадочна слава картины у нас. Во Франции именно эта скромная лента делается чуть ли не эмблемой русского кино, выражая «душевность», способность к любви, открытую в «Сорок первом» Чухрая. Обращение к реакции Запада (в частности, Франции) важно в данном случае еще и потому, что именно литература была, начиная с Тургенева, влиявшего на Флобера и боготворимого в кружке Гонкуров, своего рода культурным кодом, позволявшим Западу и Востоку (под каковым понималась Россия) наладить диалог.

Помимо всех ее несомненных достоинств, резко отличавших ленту от иных, тоже представлявших «революционное искусство», «Дама с собачкой» казалась пришелицей из других времен. Чувство элементарной дистанции по отношению к экранизируемому классику здесь поразительным образом претворилось в эффект полной с ним, классиком, слиянности. Герои предстали как эталон интеллигентности, мягкости, светились каким-то внутренним светом. «Зимняя Ялта была открыта не в «Ассе», а в «Даме с собачкой», писала Л. Аркус в юбилейном номере журнала «Сеанс», посвященном «Ленфильму». И вправду: неброская красота, некое принципиальное смешение времен года — в этот мир хотелось прийти и остаться там навсегда. Здесь впервые обнаружился эффект, значение которого мы можем вполне оценить только сегодня, из ретроспективного далека: кино начинает вспоминать не свое прошлое, а прошлое литературы. Оно не столько даже вступает в диалог, сколько становится наследником «по прямой».

Шемякин А. Диалог с литературой, или Опасные связи // Кинематограф оттепели. Кн. 1. М.: Материк, 1996.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera