Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Кино: Асса
Поделиться
Любовь, музыка и смерть
Виктор Демин о фильме
«Асса». Реж. Сергей Соловьев. 1987

Культура, художественные традиции, оглядка на прошлые каноны красоты и нравственности имеют очень большое значение в мире поэтики Сергея Соловьева. Он начал — еще студентом режиссерского факультета Всесоюзного государственного института кинематографии — как сценарист документального фильма «Взгляните на лицо»: ленту сложили из кадров посетителей музея Эрмитаж, тех, кто смотрел на «Мадонну Литта», тех, кто так или иначе отразил свой собственный, личный контакт с гениальным произведением прошлых веков. Отметим, что первые самостоятельные работы режиссера были экранизациями классических произведений: «Предложение» по Чехову, «Егор Булычев и другие» по Горькому, «Станционный смотритель» по Пушкину. Это были незаурядные работы, их заметили. Впрочем, не только хвалили, но даже в неумеренных порицаниях открывалась мысль о смелости и значительности сделанного. Обратившись к сегодняшнему дню («Сто дней после детства», «Спасатель», «Наследница по прямой»), Соловьев по-прежнему много внимания уделял упражнениям в стилизации. Ему как будто было скучно делать «прямое» кино, не преображенное условностями особой повествовательной манеры, без гротескового заострения фигур, без красочного вещного мира, спрессованного в метафору. Его следующие картины — «Избранные» и в особенности «Чужая Белая и Рябой» — обозначили резкий поворот к реальности, со всей ее фантастической широтой, с перепадами интонаций от импрессионистской игры пятен до сухого, хроникального, почти граверского рисунка рассказа-протокола.

Мне кажется, «Асса» явила нам, в какой-то степени, нового Соловьева: в фильме совсем нет сочиненности, иногда натужной, знакомой по прежним лентам. Новый фильм весь воздушен, легок, с обилием необязательных, хотя и красочных кусков, с упоением от самой манеры рассказа — манеры точной, сдержанной и, вместе с тем, ироничной, с неожиданными, но прекрасными выходами по временам в область обобщающего сарказма.

Итак, есть курортный город в Крыму — пустой, потому что не сезон. Зима, самое начало весны... Есть полунаселенная гостиница, огромная, несуразная, с молодежным ансамблем в зале ресторана. Есть поездки на прогулочных катерах, концерты на открытых летних площадках, под дождем или даже снегом. Беседы обо всем и ни о чем. Прогулки под мокрым, пронзительным ветром...

Тут надо отметить вклад очень интересного художника (Марксэн Гаухман-Свердлов) и, конечно, оператора. Как была «эпоха Урусевского», признанного законодателя операторской моды, человека, шедшего впереди всех, так сегодня, мне кажется, мы в кино живем в «эру Лебешева», чьи открытия, при всей внешней неброскости многих из них, с удивительной быстротой становятся завоеваниями широкой операторской армии. Павел Лебешев — это внимание к нюансу, Павел Лебешев — это поразительная натуральность световой среды, взятой обычно в самом аскетическом режиме. Павел Лебешев — это особое цветовое мышление, не на уровне пятна или столкновения оттенков в кадре, в соседних кадрах, а в глобальном ощущении всей льющейся музыки изображения, как определенной речи, со своими паузами, интонационными взлетами, недоговоренностями, обрывами в многоточие...

«Асса». Реж. Сергей Соловьев. 1987

Город встает на экране как полноправный герой всего рассказа, со своим характером, со своим образом жизни, со своей системой предпочтений и откликов. Впрочем, во второй половине ему приходится потесниться, чтобы вышла на простор напряженная интрига, до поры развивающаяся пунктирно: все эти загадочные свидания, тайные встречи по спекулянтским делам, бега, сказочные выигрыши, угрозы, остающиеся пустыми розыгрышами, и нож под лопатку безо всякого предупреждения...

Не мешает ли вся эта машинерия основной идее картины? Посмотрите фильм. На мой взгляд — нет, не мешает. Авторская мысль приобретает дополнительную, едкую краску: вот, мол, опасаетесь молодых, вроде непутевого, но чистого Бананана, а пожилой супермен, вроде Крымова, для вас многих — опора и порука. Так вот, представьте себе, такие звери водятся среди подобных людей, что где уж там бедным молодым!

Так или не так понял я этот сюжетный поворот, но в одном сомнения нет: перед нами свободная, сильная, неожиданная и крайне примечательная картина, сделанная талантливыми художниками на взлете своего незаурядного мастерства.

Демин В. Любовь, музыка и смерть // Кино (Вильнюс). 1988. № 5.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera