Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Наглый шут и хулиган
Пуришкевич в исполнении Георгия Кранерта


Артист Кранерт во второй раз появляется на экране. Первый его дебют в эпизодической роли Александра в картине «Юность поэта» прошел мало замеченным. Сценарий не давал возможности сделать что-нибудь интересное. Достоинства этого эпизода ограничивались портретным сходством.

Вторично Кранерт выступил в «Возвращении Максима». Здесь он также играет «портретную» роль. На этот раз это — Пуришкевич. Маленькая эпизодическая роль «мастерски исполненная артистом» даже не числится в перечне действующих лиц. Это досадно.

Портретное сходство достигнуто предельное. Но артист не останавливается на этом. Наглый шут, хулиган—таким предстает перед зрителем Кранерт — Пуришкевич. Вожак банды погромщиков — вот мысль, возникающая сразу же.

На трибуне — зубр — «правых» Марков 2-й (артист Г. Орлов; он, к сожалению, тоже не назван). Пуришкевич — весь внимание. Марков кончил погромную речь и идет на место. Пуришкевич в восторге трясет ему руку, весь изгибаясь. Вслед за этим он, продолжая хлопать, делает знаки «своей бражке». «Бражка» поднимает вой, приветствуя «вождя». Так Пуришкевич организовывает общественное мнение. В этом жесте — весь Пуришкевич. На арену выступил погромщик, рыночный крикун, гаер и черносотенец.

Пуришкевич — Кранерт ни секунды не остается спокойным. Он беспрерывно вертится на своем месте, обменивается знаками со своей шайкой, не сводящей с него глаз; он беспрерывно действует, чувствуя себя центром внимания, «любимцем публики».

Черты гаерства, шутовства переданы Кранертом выпукло и верно. Но это не просто «ломание дурака», как может показаться. Это — прием борьбы. Прием этот гнусный, свидетельствующий о полном отсутствии каких бы то ни было принципов, кроме одного: бей, жми, тащи и не пущай. Когда на трибуне появляется большевик Тураев, с силой и громадным чувством собственного достоинства произносящий свою речь, Пуришкевич буквально исходит яростью. Он в каком-то упоении самозабвенно стучит пюпитром, кривляется, орет какие-то бессмысленные остроты, демонстративно хохочет, указывая на Тураева пальцем. Но сквозь маску балаганного кривляния, сквозь бешенство черносотенца отчетливо проступает страх перед классом, поднявшим голову, страх яростный и бессильный.

Артист Кранерт хорошо дебютировал в кино. Он воскресил в памяти одну из страниц русской истории.

Шапиро М. Кранет-Пуришкевич // Рабочий и театр. 1937. № 10.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera