Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Университет Максима
Борис Чирков о работе над ролью

Если в первой серии я считал для себя кадр решенным в том случае, когда находил механическое приспособление — ветку, пуговицу, какое-то движение или жест, то во второй серии я прежде всего пытался восстановить смысл происходящего в предыдущем кадре и понять, что же играемый сейчас кадр вносит в общее движение всего фильма и моей роли.

Во второй серии я понял, что зритель мой сидит в объективе, что надо учитывать это расстояние, что крупный план надо играть сдержаннее и мягче не потому, что мои движения будут резкими, а потому, что зритель в это время находится на расстоянии полуметра от моего лица и сразу же увидит фальшь и нажим в моем исполнении. ‹…›

Мне кажется, что во второй серии мне стало легче работать, что ошибки мои смягчаются, что блестящий глаз объектива иногда поглядывает на меня осмысленно, как представитель будущих моих зрителей.

А главное — я еще больше сжился с ролью и полюбил человека, которого я изображаю.

Для меня эта роль стала уже частью моей биографии Я уже столько времени работаю над ней.

Жизнь изображаемого мною человека течет на протяжении многих лет, характер его меняется, и мне кажется, что я живу, старею и учусь вместе с ним. Это как бы мой двойник. Двойник, которым я руковожу и формирую его характер.

Я даже не смогу точно разграничить, где кончается один и начинается другой, — так все перемешалось в нас обоих.

Максим не наделен мною никакими внешними признаками характерности. Лицо обыкновенное, рост средний, не хромает, не заикается.

Основное, что происходит с этим человеком и что весь наш коллектив хочет в нем показать, — это как в нем устанавливается настоящий характер большевика, как формируется в нем нетерпимость, как закаляется настойчивость, как воспитывает он к себе самому критическое отношение, как его классовое чутье укрепляется партийной учебой, как развивается его ум, как поднимается его культурный уровень.

И вот, вспоминая два периода жизни Максима, показанные нами, я пытаюсь представить себе, как же он жил и работал. Правильно ли мы его вели и воспитывали? Я прожил с Максимом и почувствовал многое, и для меня интересны и значительны и те факты его жизни, которых мы не показываем на экране, но которые оказали большое влияние на его судьбу и развитие.

Встретились мы с ним в 1910 году, когда он был уже здоровым, разухабистым парнем, для которого на первом месте были развлечения, гулянки с девушками, песни. Но в то же время это был отзывчивый и верный товарищ, человек, не задумывавшийся над своим положением бесправного рабочего, но иронически оценивающий всякие заигрывания с ним хозяев и начальства.

Их было трое. Трое парней с одного завода. Вместе жили, вместе гуляли, вместе работали. Один на заводе погиб, другой с горя запил. Максим остался один. Но рабочие — слушатели воскресной школы — поддержали его в горькие минуты, учительница воскресной школы указала, кто истинный виновник всех несчастий рабочего. И Максим вместе со всеми рабочими своего завода пошел на улицу выкричать свою злобу и свои обиды.

Второго его друга схватили и повесили. И Максим опять остался один. Но нашелся новый товарищ и учитель. Старый большевик, сидя с ним в одной камере, учил его уму-разуму. Максим попал в свою первую настоящую школу. И началась новая жизнь Максима.

Теперь он уже не случайный участник демонстрации. Он сознательно помогает своему учителю и его товарищам. Он сторожит их конференцию. Он через заставы и рогатки пробирается в подпольную типографию к учительнице воскресной школы — Наташе. Он уже сам находит ответ на разгром конференции. И партия одобряет работу Максима, партия берет его в свои ряды, партия поручает ему самостоятельно работу, и Максим с узелком за плечами уходит с экрана.

Как же он жил, что с ним случилось за то время, что зритель его не видел, как он изменился?

Жил интересно и разнообразно, работал в Сормове, организовывал кружки из рабочих, был арестован, бежал. Работал где-то в новом месте, опять арестован и, наконец, сослан в далекую Сибирь, в Нарымский край.

И здесь работы было, пожалуй, еще больше, чем на свободе. Учиться, учиться, учиться! Это — университет Максима.

Б. Чирков. Работа над образом // Искусство кино. 1937. № 7.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera