Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Праздник «фальстафовского фона»
Из воспоминаний Леонида Трауберга

В «Возвращении Максима», пожалуй, самым примечательным был не третий, не четвертый планы, а, думается, второй. Назову только трех безгранично дорогих мне актеров. Ну просто никакого материала не сумели мы дать В. В. Ванину, игравшему руководителя подполья. Какой же это был талантливый актер! Спокойно, уверенно, с какой-то необычайной правдивостью в двух-трех крохотных сценах он сумел создать образ. Совсем в ином плане, не боясь обвинений в карикатурности, играл роль меньшевика Алексей Бонди. Неблагодарнейшая задача, а выполнил он ее так, что ни на минуту не усомнишься в реализме предлагаемого характера. Здесь позволю себе не согласиться ни с А. В. Карагановым, написавшим прекрасное, на мой взгляд, предисловие к изданию «Трилогии», ни с Козинцевым, чье высказывание о досадной карикатурности Караганов приводит.

И подлинным любимцем нашим (кажется мне, что и зрителей) стал в роли рабочего Ерофеева Александр Иванович Зражевский, Конечно, не я один считаю этого артиста очень ярким явлением в предвоенном нашем театре. Снимали его на редкость мало, и это достойно огорчения. Опять-таки можно посчитать, что в созданном им образе было впадение в шарж. Хотя я твердо убежден, что никакого шаржа не было. За время работы над трилогией довелось мне встретиться с десятком старых рабочих-подпольщиков. Некоторые из них в жизни были куда характернее Ерофеева, назову хотя бы Творогова.

В «Возвращении» есть эпизод, представляющий как бы праздник «фальстафовского фона»: Государственная дума. Это была, так сказать, наша последняя дань великому принципу типажа. Каких только прямо-таки сошедших со страниц дореволюционных журналов бородачей не привели к нам наши блестящие ассистенты Н. Кошеверова и И. Вишневская! В «массовке» имелся даже — боюсь, мне не поверят — действительный член Академии Наук. Конечно, первенствовали в этом галдевшем, барабанившем по пюпитрам, улюлюкавшем сборище три актера. Как и в те дни, считаю, что никакого перебора в фигурах Маркова 2-го (Г. Орлов) и Пуришкевича (В. Кранерт) не было. Ясно, что это были люди образованные, воспитанные, но — положение обязывало, им самим нравилось быть этакими одержимыми персонажами.

И рядом с ними был незабвенный А. И. Кузнецов в роли депутата — большевика Тураева.

Трауберг Л. Восемь и один: групповой портрет. М.: ВБПК. 1985.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera