Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Темная душа графа Палена
О роли в фильме «Бедный, бедный Павел»

Главный козырь фильма — блестящий дуэт Виктора Сухорукова (Павел) и Олега Янковского (граф Пален). Закованный в мундир, строго дозирующий фирменную истерику, Виктор Сухоруков играет шалуна, нарцисса, лунатика, который жаждет нравиться окружающим хотя бы потому, что люди искренне нравятся ему самому, и поначалу не догадывается, к каким жестоким последствиям приводят его минутные вспышки гнева. Олег Янковский — усталого и беспощадного интеллектуала, который видит людей насквозь и ради блага России, как он его понимает, готов на все.  ‹…›
‹…› в финале проясняется и политическая метафоричность фильма, которая, в принципе, только и может оправдать обращение к давнишним дворцовым интригам. Усталый, но довольный Пален возвращается домой, Петербург отмечает убийство фейерверками и пьяным куражом. «Непонятно, что празднуют: похороны или восшествие на престол», — сетует кучер. «Осьмнадцатый век хоронят». — «А что потом будет?» С неожиданно прорезавшейся мюнгхаузеновской интонацией Пален-Янковский ответствует: «Потом девятнадцатый, двадцатый. А дальше? Поживем — увидим». Батюшки, осеняет зрителя, да они же не «осьмнадцатый», а двадцатый хоронят. Получается история о том, как на смену заработавшемуся с документами и не то чтобы невменяемому, но неподвластному влиянию монарху приходит при помощи спецслужб (Пален возглавляет полицию) молодой и спортивный, который поначалу не прочь дать России демократию, но, порешив батюшку и оглядевшись окрест, решает: пусть будет все как прежде.

Трофименков М. Виталий Мельников пожалел Павла Первого // Коммерсант. 2003. 23 октября.

Сосуществование двух поистине монструозных актерских индивидуальностей, делящих экран, — вот основная интрига, задуманная режиссером. Сухоруков-Павел и Янковский-Пален. Вот и имена звучат похоже. И история их — дуэль. Та история, что рассказана Мельниковым. По большому счету, история преданного доверия.  ‹…›
Гвардейцы на плацу. Высшие чины в ряд. Вдруг исподволь, из-за генеральских плеч возникает фигура. Бордовый мундир (единственный среди черных). Косой, очень острый и очень умный взгляд. Ну конечно, это он — Олег Янковский. Сегодня — барон Пален, отныне граф.  ‹…›
Глядеть, как Янковский предает Павла — больно. Первый весьма убедителен: подтянут, многозначителен и неприятен. Симпатии не на его стороне, да и финальное сочувствие тоже. Это персонаж точен, как лучшая из скульптур, и также неподвижен. Вы часто ходите в греческий зал Пушкинского музея? Если да, то любое из стерильных мраморных изваяний узнаете на самой дурной фотографии и затрепещете от радости новой встречи с искусством. Палену Янковского, конечно, нельзя отказать в некоторой внутренней жизни. Но в душевной подвижности — извольте. Если поменять слово «дуэль» на «поединок», картина окажется следующей: хороший боксер никогда не откроется противнику и не пропустит удара. Другой хороший боксер откроется целиком, и зал оплачет его судьбу. Все же здесь кино. Граф Пален, виртуозный стратег, пекущийся ни много ни мало о судьбе страны во власти безумца; бог жесточайших интриг, не желавший кровавой резни, — его величавое сожаление о содеянном не тронет зрительского сердца. Мы точно знаем — через минуту, в финальной сцене он предстанет демоном, который «все понимает» и уходит в темноту с фразой «поживем — увидим» или что-то вроде того. Он слишком хорошо все понимает. Он хороший боксер. Он не открывается.

Коробова Д. Заговор Простодушных // Экран и сцена. 2003. № 22/23. 

Олега Янковского в «Бедном, бедном Павле» никакой анимацией не заменишь. Темную преисподнюю душу графа Палена, глядящую из знаменитых глаз артиста, не нарисуешь. Мельников построил добротный психологический дуэт двух сильных людей, палача и жертвы, исходя из старинного понимания возможностей игрового кино.
А они таковы: что бы ни играл артист в каждой конкретной сцене, его роль не распадается на цепь картинок, он держит единый образ, сложно сотворенный, живущий в нем постоянно. Не вереница реакций (здесь я плачу, здесь сержусь, здесь люблю...), а устойчивый мир человека, наполненный движущейся психической жизнью.

Москвина Т. Люди. Звери. Куклы. Обезьяны // Сеанс. № 19/20. 2005.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera