Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Мой Вергилий 
Из воспоминаний Романа Балаяна

Есть артисты, глаза которых выражают еще что-то, не предусмотренное режиссером — то ли прошлое, то ли будущее: у них есть тайна, своя, личностная, приглядитесь к крупным планам Янковского, он и тут, перед вами, он и не с вами. Да еще и не в ладу с самим собой.
Вот это неуловимое в его взгляде, эта некая отстраненность от изображаемого и есть суть артиста Янковского.
Много сказано и написано о его благородной внешности, об аристократичности, о породе, но мало где о том, что может таиться в Янковском-человеке, актере.
Да простит мне мой любимый артист, но, наверное, много есть артистов не хуже, а может, и лучше, а Олег почему-то выделяется среди всех.
Почти во всех фильмах Олег привносит нечто вне заданной драматургии. Одной ему присущей тайной, которую и растолковать-то трудно. Есть, и всё.
В «Полетах...» (год 1981–82) — это раненая птица, умело скрывающая свою боль, это агонизирующая личность, познавшая некую бессмысленность существования, это внутренние раны, никому не видимые, от которых он безумно страдает.
Это надрыв, смятение, растерянность, это вечное «быть или не быть» и зачем быть. Другим артистам пришлось бы все эти нюансы доигрывать — с Олегом и так все видно...
После «Полетов...» Олег подряд снялся в еще трех моих фильмах. Он как бы стал моим Вергилием, моим эго, моим отношением к жизни, к искусству.
В «Поцелуе» по А. П. Чехову (1983 год) он удивил тончайшей, как я для себя определил, игрой — не игрой. Мало кто из коллег оценил эту его роль, насколько помню, только Алексей Герман, Сергей Соловьев и Никита Михалков.
Остальные посчитали, что Олег просто хорошо оттенил яркую роль Саши Абдулова, блестяще сыгравшего поручика Лобытко.
Примечательно, что роль Лобытко я сначала предложил Олегу, но надо же — Олег сам попросил сыграть Рябовича, а на Лобытко пригласить Абдулова. «Понимаешь, — сказал он, — я таких Лобытко уже, по-моему, играл. А вот такого неприметного, застенчивого человека еще нет».
Мне очень нравится его исполнение роли Рябовича — этакое не бросающееся в глаза растение среди ярко выделяющихся всяких там лопухов и крапив, это низенькое, почти как куст, деревце, не очень видное среди «дубов и сосен».
В 1985 мы с ним приступили к фильму «Храни меня, мой талисман». Он, опять же, вроде в не очень выгодной, хоть и главной роли. Но именно через него удалось передать бытующее на то время в среде интеллигенции ощущение причастности к потомкам лучших литературных героев XIX века.
А на поверку, в отличие от Пушкина, герой фильма не смог совершить поступок. Мы все тогда были кухонными смельчаками, а пострадала лишь самая малость шестидесятников, поскольку именно они приносили себя в жертву ради свободы и достойной жизни. Ради утверждения личности, что претило советской идеологии.
И вот год 1985-й, и мы снимаем с ним «Филера».
На съемках случились сложности производственного характера, но основное — понятие чести и достоинства, наперекор всему сохранившееся в герое, Олег передал замечательно. Недаром на МКФ в Вальядолиде он получил приз за лучшую мужскую роль.
Этим фильмом я вместе с Олегом как бы закончил в моей кинобиографии исповедальную тему нашего поколения и наших лучших предков из XIX века, покинувших нас в этом страшноватом и непредсказуемом XX веке.
Все достойные качества героев Янковского соответствовали внутреннему миропониманию и мироощущению Олега.
В этом мы были с ним как братья-близнецы. Вот разве его отношение к понятию семьи, к жене, к сыну пленило меня на всю жизнь. И, можно сказать, послужило примером.
Трогательный и заботливый муж, трепетный отец — эти его качества я бы пожелал всем женатым мужчинам, населяющим нашу планету.
Дорогой Олег, извини, что так мало чего сказал тебе при жизни, да и в этих воспоминаниях, но зато я тебя любил, люблю и всегда буду любить.

Балаян Р. Мой Вергилий // Олег Янковский глазами друзей. М.: Время, 2013.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera