Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Похожий на Ивана Бабушкина
Режиссеры о Максиме и Борисе Чиркове

В «Большевике» (первый вариант «Юности Максима») участвовали три парня. Дёму мы пригласили играть этого артиста — Бориса Петровича Чиркова.
А потом стало ясным, что Максим — именно он.
И начались те самые репетиции, к которым я привык за годы труда в мастерской. Роли в окончательном виде еще не было, сценарий писался и переписывался на ходу. Каждый день (несколько месяцев) мы трудились с Чирковым. Скоро мы стали понимать друг друга с полуслова. ‹…›
Работа над сценарием сливалась с репетициями, на ходу выстраивались отношения, сцены, диалог.
А Максим все наглел. Ему уже не было удержу. Был у нас в сценарии матрос — политический арестант. Он лихо отвечал в камере тюремщику, давал сдачи палачу околоточному. На репетициях стало ясно — моряка не нужно, именно так должен поступать Максим. На каждой репетиции Максим не только забирал себе все лучшие реплики, но и теснил других героев: отходите-ка, братцы, назад, на второй план.
Пусть читатель не поймет меня превратно, будто Чирков отбирал роли у других исполнителей. Борис Петрович — один из самых благородных и скромных артистов, никогда бы он не позволил себе обидеть товарища. Нет, это нахальничал сам Максим. В нем было сердце фильма. И все, что придумывалось лучшего, естественно отходило ему; ведь он был самым любимым, самым интересным, самым своим. Ради него все и затевалось.
Хотелось наградить Максима и пением Чиркова. Но песни, которые знал Борис Петрович, Максим не брал; он был питерский, пролетарский чистых кровей, ничего деревенского в нем не было. И печальная протяжность, стон крестьянской песни не могли слышаться в пригороде.
Ежедневно ассистенты приводили из пивных города гармонистов, разыскивали дряхлых эстрадников. Сколько таких певцов я тогда прослушал! ‹…›
И вот однажды, когда уже и вера в саму необходимость песни проходила, подвыпивший гармонист заиграл вальс, затянул сиплым голосом:
Крутится, вертится шар голубой,
Крутится, вертится над головой...
Ни секунды сомнения не было. Это была она, любовь мгновенная, с первого взгляда, вернее — слуха. ‹…›
Впрочем, это была не песня, скорее голос Максима, совсем юный, мило простецкий, немного лукавый, задушевный. 

Козинцев Г. Глубокий экран // Собрание сочинений: В 5 т. Т. 1. 
Л.: Искусство, 1982.


Максим! Каким ему быть? Ответ для нас был несомненным: похожим на Ивана Бабушкина. Уж так пленил нас этот скромнейший из скромных, получивший от Ильича высочайшее звание «Народный герой». Не занимавший командных постов, Иван Васильевич Бабушкин был душой подполья, олицетворением рабочей партии. И при этом близок нам: скажу прямо, был он человеком неожиданным. Почитайте его рассказ о том, как его хотели в Германии, на пути в Лондон, завербовать на плантации в Южной Америке.
Кто может сыграть такого? Ясно кто: пришедший к нам на «Путешествие в СССР» блестящий и, может быть, один из самых своеобразных артистов советского театра, Гарин. В паре с ним был Чирков, играющий Дёму — трагически погибающего товарища героя.
По независящим от нас обстоятельствам, съемки фильма задержались не на месяц, а на целых пять. Актера московского Театра им. В. Э. Мейерхольда Э. П. Гарина заняли в новом спектакле. Мы остались без Максима. Всему конец. Еще один сорванный фильм! Но с упорством тонущих мы и в вынужденном простое не сдавались. Неизвестно для чего, репетировали сцены несостоявшейся ленты. Просто для удобства, роль Максима «читал» Борис Чирков. Не было у нас сомнений — ничего общего создатель Санчо Пансы с героем подполья не имеет. Легче поручить ему роль Дон Кихота. Какой же это герой, борец за революцию, человек с умным, пусть чуть насмешливым взглядом?! Чирков — что-то вроде комсомольца 20-х годов, не слишком импозантного комсомольца.
И вдруг, не помню в какое утро, в сознание наше вошла простая, как истина, мысль. Вполне в духе известной поговорки: «Ищем топора, а он под лавкой». Ну, конечно, вот же он, Максим! Именно комсомолец — за десять лет до комсомола. Способный на дерзость и озорство. «Как? Озорство в подполье?» А вот Ленин в одной из последних статей рекомендует именно озорство, проделки, высмеивает фарисейское.
Узнав о своем назначении на центральную роль, Чирков был искренне огорошен. «Помилуйте, какой я руководитель подполья? Речи попросту говорить не обучен. Силы в голосе нет. Одержимости идеей в глазах — ни малейшей. Все мои „онеры“ в этой роли ни к чему. Не будет же Максим куплеты распевать?!» — «Будет», — заявили мы, хотя сами не понимали, уместно ли это. Оказалось, уместно. Появилось «крутится, вертится...». 
За шестьдесят лет он [Чирков] создал много прекрасных образов в театре и кино. И чуть что: Чирков — Максим. Несправедливо. Но что поделать? Бывает. Мочалов сыграл немало прекрасных ролей, а написал Белинский только о Гамлете. Максим, уж конечно, не Гамлет, и Чиркову, должно быть, не равняться с Мочаловым, — да разве в сравнениях дело?
В трилогию наш герой принес не только песни о конях вороных, о рыбке, которая клюется. Он принес большее: авторство. И принес еще одно, вероятно, самое важное: достоверность. Неисчислимое количество зрителей твердо верило в то, что Максим — исторический персонаж. Ему писали письма, много писем, просили советов в жизни. Рассказывали о нем, о Максиме, факты, неизвестные ни Чиркову, ни нам. ‹…›
Чирков играл Максима не просто верно, а достоверно. Поэтому был похож не на Бабушкина или Баумана. Смею утверждать — был похож на себя.

Трауберг Л. Восемь и один: групповой портрет. М.: Бюро пропаганды советского киноискусства, 1985.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera