Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Автор: В. Гарин
Поделиться
Чахлое и бледное питерское небо
О работе Андрея Москвина

Если Г. Козинцов и Л. Трауберг принесли в трилогию о Максиме высокое режиссерское мастерство, то А. Москвин внес высокую культуру изобразительных средств, умение использовать освещение в кадре как средство раскрытия смыслового содержания сцены. ‹…› 
В фильме «Юность Максима» действие происходит в довоенном Петербурге. Но это не излюбленный Козинцовым—Траубергом—Москвиным строгий и красивый Петербург, показанный ими когда-то в «Шинели» и «СВД». Это не Петербург воронихинского собора, не Петербург архитектурного ансамбля площадей и улиц, не Петербург «Медного всадника», а рабочий город Питер.
Этот город стихийно вырастал за заставами в период развития петербургской машиностроительной промышленности. Он вырастал кольцом вокруг столицы «державы российской», ему были не свойственны прекрасные фасады домов, он не знал «оград узор чугунный»... ‹…›
В «Юности Максима» мы видим лачугу, жалкую рабочую лачугу, в которой жили и умирали поколения питерских рабочих.
Это не подмосковный домик, не русская изба, а именно лачуга, сколоченная чорт ее знает из чего: не то из старых балок, не то из стропил, оставшихся от какой-то постройки. Лачуга, словно насмех, имеет два этажа; но эта двухэтажность вовсе не объясняет зажиточность ее владельца, а говорит о том, что построена эта лачуга на низком месте, и обитатели ее не один раз в течение года настороженно прислушиваются к выстрелам Петропавловской крепости, предупреждающим о подъеме воды в Неве... ‹…› Солнечный свет, несколько бледный и неяркий, освещает картину и делает ее живой и жизненной.
Крутится, вертится шар голубой,
Крутится, вертится над головой...
А над головой не голубой шар, а чахлое и бледное питерское небо, затянутое не то дымкой тумана, надвигающегося со стороны Финского залива, не то гарью фабричных труб. Под звуки озорной и вместе с тем лирической песенки двинулись по дороге герои фильма...
Безжизненность и тусклость неба объясняется дымом заводских труб.
Верный и тонкий показ питерского пейзажа — мастерское достижение А. Москвина. В показе кадров, вводящих зрителя в обстановку довоенных лет, оператор сумел найти художественно верные архитектурно-композиционные и световые элементы.
В фильме «Юность Максима» зритель видит и кусок Петербурга —города буржуазных кварталов. В прологе с гиканьем несутся лихачи, пытается скрыться от преследования старый подпольщик, бежавший с каторги. Во всем этом А. Москвин показывает совершенно иной город.
В «Юности Максима», равно как и в остальных частях трилогии, А. Москвин встретился с материалом, далеко не новым в советской кинематографии: в первом фильме значительное количество сцен развертывается на заводе — материале, использованном в сотнях советских фильмов. Зритель видит заводской двор, угрюмые, тесно сдвинутые корпуса, наваленные груды труб, обломки машин, металлический лом и снующий в этом беспорядке внутризаводской железнодорожный транспорт.
Мы не склонны рассматривать трактовку изобразительной части заводского двора как достижение А. Москвина. Заводской двор показан заурядно (таким мы его видели у очень многих операторов в ряде фильмов).
Но после трафаретных сцен следует общий план. Наташе при помощи Максима удалось спастись от преследования мастера. Наташу мы в кадре едва видим. Максим стоит на уровне забора и смотрит в даль, едва освещенную солнцем. По насыпи железной дороги проходит поезд; он горизонтально перерезает кадр и уходит куда-то вправо.
Мы знаем, мы видим, что Наташа не успела добежать до линии железной дороги, и, быть может, поезд в районе завода никогда не останавливается. Но мы понимаем, что Наташа в безопасности. Поезд создает у зрителя впечатление о далеком пути, по которому уже идет Наташа и в дальнейшем пойдет Максим. Кадр бегства Наташи необычайно хорош композиционно; он прекрасен сочетанием смыслового содержания и изобразительной трактовки.

В. Гарин. Андрей Москвин. М.: Госкиноиздат, 1939.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera