Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Победа факта
Статья Осипа Брика

Блестящая работа монтажера Эсфири Шуб «Падение династии Романовых» — крупное событие в развитии советской и мировой кинематографии.
Общий смысл этого события заключается в том, что удалось монтажом хроникальных засъемок создать картину, превосходящую в зрелищном отношении всякую художественную фильму.
Если бы в Совкино пришел сценарист и предложил поставить картину «Падение династии Романовых», Совкино немедленно бы согласилось и, потратив на такую картину многие сотни тысяч рублей, не добились бы и одной сотой того эффекта, который дает работа Эсфири Шуб.
Никакой, самый талантливый и хитроумный режиссер не мог бы создать те массовые сцены, которые мы имеем в этой картине. Никакие актеры, самые блестящие, не могли бы лучше Николая сыграть Николая, лучше Керенского сыграть Керенского. В результате, были бы затрачены огромные средства и не было бы даже приблизительно того эффекта, который получился сейчас.
«Падение династии Романовых» учит многому.
Во-первых, хорошо, что в фильмотеке Совкино случайно оказался какой-то материал хроникальных засъемок. Легко могло случиться, что весь этот материал был бы давным-давно уже выброшен в корзинку. Впрочем, и для этой картины Эсфири Шуб пришлось проделать огромную работу по разыскиванию материала, так как он оказался разбросанным в разных местах, а от некоторого материала пришлось просто отказаться, потому что он был в таком виде, что использовать его для фильмы было невозможно.
Вывод: необходимо в чрезвычайно срочном порядке внимательно отнестись к тому материалу, который еще сохранился и который, так или иначе, продолжает поступать и сейчас. Кажется, нашим кинокоммерсантам теперь уже должно быть ясно, что они имеют дело не с отбросами производства, а с ценнейшим сырьем, и что всякая небрежность в хранении и сохранении этого сырья должна квалифицироваться как преступная бесхозяйственность.
Во-вторых, не кажется ли нашим кинокоммерсантам, что изготовление хроникального киносырья есть теперь уже важная отрасль киноработы, интересная не только идеологически, но и коммерчески? И не следует ли уже изменить свое безобразное отношение к организации этих хроникальных засъемок? Эсфирь Шуб нанесла тяжелый удар престижу художественной кинематографии и съемкам в ателье. Господствующее положение ателье в советской кинематографии сильно поколеблено, и надо сделать из этого соответствующий вывод.
Конечно, радикальней всего было бы закрыть все ателье и разослать операторов снимать реальные вещи, тогда мы имели бы через некоторое время еще десятки таких побед, как победа «Династии Романовых». Но если это невозможно, то на 50 процентов сократить работу в ателье за счет работы реальной действительности можно вполне.
Начинается лето — кинематографический сезон; во всех ателье и на натуре усиленно начнут сниматься сценки из всевозможного быта, начиная с Иоанна Грозного и кончая американскими миллиардерами[1], но никому не придет в голову заснять без всякого ателье сценки из нашего сегодняшнего быта. Так вот хорошо бы, если б кому-нибудь в голову это пришло.
В-третьих, работа Эсфири Шуб показала, что работа над хроникой — это не механическая работа склейщицы, а большая творческая работа. Надо было суметь, прежде всего, выбрать из имевшегося налицо материала куски, важные в трех отношениях: по своей фактической ценности, по своему зрелищному эффекту и по своей идеологической направленности.
Николаев было много, надо было выбрать именно те куски, где Николай дан в характерной для него и для царизма обстановке, где он дан в зрелищно-интересном кадре, и так, чтобы не противоречило нашему к нему отношению. Только при выполнении этих трех условий кусок мог найти себе место в фильме. Нужно было обладать огромным кинематографическим чутьем, крепкой идеологией и вниманием к документу, чтобы безошибочно выбрать нужные кадры. И в этом отношении работа Шуб оказалась блестящей.
Есть в картине кадр: мужик пашет, а помещик тычет палкой в проведенную борозду — этот, казалось бы, очень бесхитростный кусок производит в картине огромное впечатление — и зрелищно, и идеологически.
Трудно представить себе более выразительное соотношение труда и капитала, а, между тем, это просто-напросто случайная засъемка. Режиссеру и сценаристу художественной фильмы пришлось бы наворотить невероятное количество эпизодов для того, чтобы достичь этого же агитационного эффекта. И все-таки, его бы достичь не удалось в такой мере, в какой дает его этот вот нехитрый кадр.
«Падение династии Романовых» — блестящее доказательство правильности теории киноправды и серьезный удар по художественной кинематографии. Руководители кинематографии должны сделать из него соответствующие выводы.

Брик О. Победа факта // Кино (М.). 1927. 5 апреля.

Примечания

  1. ^ Вероятно, имеются в виду прошедшие в 1926 году с большим успехом фильмы «Крылья холопа» (реж. Ю. Тарич) и «Мисс Менд» (реж. Ф. Оцеп).
Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera