Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Угрюм, строг и насторожен
Григорий Мелехов в исполнении Петра Глебова

Образ Григория Мелехова, созданный П. Глебовым, как и весь фильм «Тихий Дон», по-настоящему эпичен. Эпичен потому, что грандиозные исторические картины встают за ним ‹…›. Эпичность образа не декларативна, неназойлива, в ней нет подчеркнутости, «указующего перста» исполнителя или режиссера. Она естественно и просто возникает из хода событий. ‹…›

Однако об эпическом характере образа размышляешь уже после просмотра фильма, после того, как тебя целиком захватил актер, сумевший так точно и так конкретно воплотить на экране шолоховского героя. Радость узнавания — вот первое впечатление, при встрече с Григорием — Глебовым. Узнается непокорный, вьющийся черный чуб героя, его хищный нос с горбинкой, чуть сутуловатая, крепкая, сухощавая фигура, широковатые скулы и слегка раскосые, диковатые, угрюмые глаза. ‹…›

Конкретность, точность в обрисовке персонажа принципиально важны. Во-первых, только через историческую точность и достоверность может быть достигнута действительная эпичность человеческого характера в киноискусстве. Во-вторых, зритель попросту не принял бы Григория, хорошо известного по популярному роману, не узнав его во всех деталях и подробностях.

Внешность героя чутко отражает его изменения во времени: редеет и становится серой кудрявая шапка волос, глубокие, жесткие складки перерезают лицо. Веселый, своевольный парень превращается на наших глазах в мужчину, трудная, полная невзгод и раздумий жизнь быстро старит его.

Кто-то из критиков упрекнул актера в том, что он слишком рано состарил своего героя, чрезмерно выделил интеллектуальную сторону образа. Упрек справедлив в том смысле, что своевольный, озорной Григорий первых глав, подчиняющий свои поступки в большей мере порывам чувств, всплескам страсти, чем сознательной мысли, продуманному решению, действительно меньше передан исполнителем. Угрюмо, строго, настороженно лицо Григория — Глебова, неласков его взгляд с первых же сцен фильма. Мы не помним его улыбающимся, беспечным. ‹…› Большую драматическую тему образа, тревожную раздумчивость героя о жизни актер как бы выносит в самую его экспозицию. Он несколько торопится, ограничивая тем самым многоплановость, сложность его развития. Но в то же время такая трактовка роли позволяет сразу сосредоточить интерес зрителя на основном, драматическом содержании образа, властно вовлекает в процесс трудного осмысления героем окружающей его действительности.

Характер Григория — Глебова начинает раскрываться через взаимоотношения с Аксиньей и Натальей, женщинами, связавшими с ним свои судьбы. Актер сдержанно, умно передает разнообразные оттенки многолетнего чувства Григория к Аксинье. Но всосанное с материнским молоком, пестуемое на протяжении всей жизни эгоистическое чувство собственника, хозяина, впервые проявляется именно в отношении Григория к Аксинье. Эти кадры очень точно, лаконично поставлены С. Герасимовым и так же точно, скупо сыграны П. Глебовым. ‹…›

Он еще опомнится, он еще и еще раз придет за ней, пронеся по-своему незыблемо любовь к единственной через всю жизнь, не имея сил оторвать ее от своего сердца. Но по существу уже в первой части полюбившая Григория Аксинья становится на путь, ведущий ее к гибели. Тонкость, беззаветность ее чувств в исполнении Э. Быстрицкой оттеняет в этой и последующих частях грубоватость, замкнутость, и своего рода разрушительное начало в чувствах любящего ее Григория.

Трезвый, оценивающий взгляд собственника бросает Григорий — Глебов на тоненькую красавицу Наталью. Есть отталкивающая, раздражающая беспощадность во внешне честном, порядочном обращении Григория — Глебова с женой… ‹…›

От бытовой конкретности, тщательности в отборе деталей, через правду, полноту изображения личных отношений Григория с окружающими, близкими ему людьми идет актер к раскрытию большой гражданской темы роли.

В фильме есть существенные, почти неизбежные пробелы в показе тяжкого, мучительного жизненного пути Григория. В основном это относится ко второй серии, периоду, следующему за разрывом Григория с Подтелковым. Актеру не во всем удалось достигнуть тонкости, последовательности в передаче противоречивых порывов мыслей, чувств Григория, неровной, сложной эволюции образа. Но П. Глебов в то же время хорошо почувствовал общий напряженный, страстный внутренний ритм развития образа и романа Шолохова в целом, его динамику, его яркий темперамент. Главное в роли верно понято режиссером и исполнителем. И не только понято, но и творчески развито в ряде узловых, определяющих эпизодов фильма Сцена в госпитале с Гаранжей, сцена с Подтелковым во время казни, сцена истерики Григория подле умирающего от его руки матроса — вот центральные моменты идейного движения образа в первой и второй сериях фильма. ‹…›

Недостаток постепенного развития образа Григория в сценарии второй серии фильма во многом искупается яркостью постановки и игры актера в таких сценах, как расстрел красногвардейцев на хуторе Пономареве, слепая, яростная атака казачьей сотни Григория на революционных матросов. ‹…›

П. Глебов трактует образ Григория как трагический образ, потому что верно передает масштаб исторической вины, совершенной героем, остро чувствует и изображает глубину и силу осознания этой вины. ‹…›

Творческое освоение П. Глебовым содержания и формы роли Григория особенно ясно видно в лирически взволнованном, эпически широком и сосредоточенном изображении темы возмездия герою за его историческую вину, темы внутреннего суда, который он творит над самим собой. В третьей серии режиссер и исполнитель главной роли все свободнее ищут кинематографическую образность, выделяя, развивая те моменты и стороны произведения, которые им в наибольшей степени дороги и близки. ‹…›

После стремительного чередования эпизодов второй серии, бурного и торопливого изложения их содержания, ритм третьей серии выглядит неожиданным, контрастным. ‹…› Развитие действия становится все медленнее и медленнее, оно почти останавливается. Ушли в прошлое болезненная острота столкновений, кризисы душевные, жизненные, идейные. Главное уже рассказано. Теперь остается обобщить прожитое, не торопясь подумать о случившемся. В существовании Григория — Глебова в третьей серии продолжает сохраняться внутренняя напряженная сосредоточенность и в то же время герой, как и все течение фильма заметно меняется. Он словно смягчается, внутренне теплеет, теряет былую замкнутость.

 

Образцова А. Завершение // Искусство кино. 1958. № 9.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera