Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Он не плохой, он колеблющийся…
О главном герое фильма

Роману «Тихий Дон» обязан я одним из наиболее сильных впечатлений молодости. Кинофильм, поставленный Сергеем Герасимовым, ярко обновил это впечатление.

Получилось так, что первую серию «Тихого Дона» я увидел в одном из небольших кинозалов на окраине Москвы. Зритель шел туда самый неискушенный, и мне казалось, что особенно много там было пожилых женщин и среди них, пожалуй, и такие, которые, хотя и наслышаны были о знаменитом романе от своих мужей и детей, но сами вряд ли его читали. И вот даже такого, совсем неискушенного зрителя, кинофильм «брал» сразу и целиком. Любовная драма Аксиньи и Григория у каждого задевала что-то пережитое или близко наблюденное. Начиная с ее любовной завязки и до страшного разрыва, когда Григорий в припадке ревности жестоко избивает нагайкой глубоко им любимую женщину и уходит к нелюбимой жене, эта драма, до краев заполнившая первую серию, сосредоточивает на себе все внимание. И если в начале картины грубоватый юмор текста, яркая живописность бытовых сцен, свирепая драка, свадебное веселье и картины крестьянского труда вызывали смех и добродушные замечания, то, чем ближе шло дело к развязке, чем тяжелее становились перипетии, сквозь которые проходили возлюбленные, тем чаще глубокие вздохи слышались в темном зале, тем чаще губы непроизвольно шептали слова сочувствия и печали.

Правда человеческих страстей, показанная на экране, бередила старые раны, оживали воспоминания об обидах и несправедливостях прошлого, давние, натертые еще сословным и классовым неравенством раны, поднимались жгучие воспоминания о народных бедствиях…

Однако, когда смотришь вторую серию, понимаешь, что первая, при всей самостоятельности ее художественной задачи, является всего лишь распространенным прологом к той великой народной драме, которая раскрывается во второй серии.

Познакомившись с Григорием Мелеховым, полюбив его, зритель с сочувственным волнением следит за его путем в революции.
И, хотя превосходны и полны глубокой правды массовые и батальные сцены, разворачивающиеся на экране, в центре внимания все время находится сам Григорий Мелехов, и удача фильма прежде всего обусловлена большой удачей в изображении именно этого главного героя. Сейчас я просто не помню, каким представлял себе Григория до фильма, и мне кажется, что именно таким, каким мы его видим на экране, он и задуман был Шолоховым и воплощен им на страницах романа. Мы видим, как развертывается шаг за шагом эта противоречивая, честная и благородная, но при этом не затронутая никакой культурой душа. Все время не оставляет впечатление, что Григорий словно не проснулся. Он, видно, и сам старается пробудиться и порою погружается в мучительные раздумья.

Но наш зритель таким и принял его, таким полюбил и объяснил себе, таким пожалел. И, когда после просмотра второй серии народ в молчании вышел из кино, в ответ на нападки молодежи по адресу Григория я вдруг услышал:

— И совсем он не плохой, он колеблющийся… — Это сказала простая, уже старая женщина…

 

Либединский Ю. Тихий Дон // Искусство миллионов. Советское кино (1917–1957). М.: Искусство, 1958.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera