Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Она любила, она ненавидела
Лео Арнштам об Эсфири Шуб

Эсфирь Шуб… Если бы она была жива сегодня, ее прекрасные темные глаза глядели бы на мир с той же молодой пытливостью, с той же ласковой, но проницательной внимательностью, с какой они глядели почти сорок лет тому назад, когда я впервые встретился с нею.

Шуб умела не только видеть. Она или страстно любила, или страстно ненавидела то, что попадало в поле ее зрения.

Пристальность зрения и страстность чувств, отданных людям, которые строят новый мир, определили ее творческий путь.

Влюбленная в истинность происходящего, Шуб пришла к работе в документальном кино.

Новую жизнь человечества, жизнь людей, освобожденных Октябрем для величайших свершений, ей хотелось воспеть в образных кинопублицистических документах.

Но я убежден, если бы Шуб работала в художественной кинематографии, она и здесь оценивала бы происходящее высшей правдой партийности, которая так свойственна ее документальным работам.

Она была, наряду с Вертовым, зачинательницей большого советского документального кино.

Отдаленные годами, ее горячие споры с Вертовым сейчас меньше волнуют нас, чем гордое сознание всемирного значения сделанного этими мастерами.

И все же Шуб, великая искусница монтажа, первая и более последовательно, чем кто бы то ни было, подчинила монтаж смыслу — содержанию.

Монтаж в ее фильмах — это воистину способ мышления.
Отчетливой ясности, мысли подчиняла она все в своих работах.

Шуб была великой труженицей. Через ее руки прошли миллионы (буквально миллионы!) метров пленки.

Она была одновременно историком и летописцем нового.
Каждый из ее фильмов живет и сегодня. И каждый достоин подробного исследования историков. Без картин Шуб кинолетопись истории нашей революции и ее свершений была бы много беднее.

Но Шуб отдавала богатства своего сердца и своего ума не только искусству. Она была на редкость человеком «для других».

Каждый или почти каждый художник моего поколения может поведать об ее человеческой щедрости. ‹…›

Эсфирь Шуб была справедливым судьей и доброй помощницей. Я никогда не забуду, сколько часов провела она со мною, скрупулезно разбирая все ошибки моих первых картин.

А как она радовалась каждому успеху, каждой удаче своих товарищей по работе! Как она умела радоваться и как она умела печалиться печалью друга, когда ему приходилось трудно в жизни!

Уже почти недвижимая, сраженная тяжкой болезнью, она сжигала свое натруженное сердце чужими заботами.

Ее маленькая комната в одном из арбатских переулков всегда
была полна посетителей. К ней приходили совсем не для того,
чтобы подержать ее слабеющую день ото дня руку в своей руке.
Нет! С ней делились самыми сложными вопросами работы.
И никто не уходил от нее не одаренным ее мудростью.

Эсфири Шуб нет с нами уже несколько лет, а мы помним ее, как живую. Она круто «замешана» во все наши сегодняшние дела.
Такой живой участью может похвастаться далеко не всякий даже из ныне живущих художников.

Вспоминать об Эсфири Шуб сегодня — это значит так же любить всю новь нашей жизни и так же ненавидеть все, что мешает этой нови, как умела любить и ненавидеть она.

 

Арнштам Л. Она любила, она ненавидела // Советский экран. 1964. № 6.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera