Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
У Эсфири Шуб отличный глаз!
Всеволод Вишневский о работе над «Испанией»

В декабре 1938 года режиссер-документалист Эсфирь Шуб спросила меня, не написал ли бы я сценарий «Испания». Я дал согласие.
Вот как иногда соединяются замыслы, творческие пути.
Я рассказал Эсфири Шуб некоторые черты своей поездки.
Вытащил на стол груду своих испанских записей, книг, материалов, картин, снимков… Я рассказал ей о Кармене.

30 декабря и 3 января на «Мосфильме» был просмотр хроникального материала об Испании. Я увидел вновь те места, где был. Увидел куски, от которых забилось сердце. Фильм будет!

Мы начали с Эсфирью Шуб работу. Писатель и режиссер вместе, плечом к плечу. Годы знакомства и дружбы позволили нам идти уверенным, свободным шагом. Мы знаем прочно, во что мы верим в искусстве, знаем, что нам нужно, чего мы ищем и от чего отказываемся наотрез.

Мы смотрели материал наших и испанских операторов часами подряд. В просмотровом зале было совершенно тихо. В темноте падал на столик лишь узкий свет рабочей лампочки. Вели краткие записи. Материал был необыкновеннейший… Это была сама Жизнь. Это сама смерть… Я не знаю людей, которые могли бы дать в игровом плане подобные сцены… Их эпический размах — неповторим. Это — Испания труда и мира. Это — Испания, вечная и прекрасная. Это — Испания, ликующая и скорбная.

Тысячи метров пленки бежали и бежали… Я был захвачен целиком. На личные мои испанские восприятия хлынул поток жгучих, ярых, неповторимых документов. Литературные навыки расширялись под напором правды жизни, ее скрежета, воплей, цветения.

Память не могла все охватить… Мы обменивались с Эсфирью Шуб и с друзьями монтажницами только взволнованными репликами. В темноте иной раз роняли слезы, ибо то, что мы видели, исторгнет слезы из любого. Мы радовались, когда испанский народ выпрямлялся, побеждал, упорствовал. Мы узнавали знакомых: «Пасишария!.. Хосе Диас… Смотрите, он роет окопы…» Мы называли имена командиров: Кампесино, Листер, Матэ Залка — он же генерал Пауль Лукач…

Мне трудно передать здесь все впечатления, вызванные этими просмотрами. Надо было немедленно отойти от душевных бурь. Сделать паузу. Нащупать метод новой работы. Пришли обдуманные решения. Мы делаем не хронику, не «документ»… Мы делаем большой трагедийный фильм о народе, об Испании, ее борьбе. Мы ищем некие интегральные житейские, философские, военные и исторические решения.

Начата деловая фаза. 9 января у меня на столе опись материала,
кадр за кадром. Тут 9632 метра. Все записано лаконично: 
«Общ. план: Мадрид». «Ср. план: шоссе»…

Из этой огромной, тетради надо сделать сценарий. Делаю первые наметки.

Вновь просмотры. Надо отжать материал. Надо сверить: выйдут ли задуманные сюжетные и эмоциональные ходы, связанные с историческим ходом событий?

Да, они получались. Не всегда. Иные куски упрямо не подчинялись. Не то движение, не тот ритм, не то освещение… Иные куски не срастались в единое драматургическое целое. Приходилось искать новые решения.

Я работал непрерывно, переводя взгляд с бумаги на экран и с экрана на бумагу. Опять узкий луч света, краткие записи. Надо было докопаться до решений. Писатель в кино — это значит: писатель у камеры, у монтажного стола, у «мовиолы», в просмотровом зале. ‹…› Нужно уяснить себе ее место в общей композиции: уяснить себе связь и взаимоотношение литературной мысли и мысли кинопластической, зримой или слышимой. Я был рад, когда Эсфирь Шуб сказала мне: «Надо слушать материал»… Именно не только видеть немое изображение, но и слушать, постигать его во всех мыслимых монтажных, звуково-музыкальных сочетаниях. ‹…›

Месяц, полтора месяца просмотров, проверок, литературных проб и немедленных проверок на экране. Отличная школа, двигающая меня дальше.

Сценарий написан. Сценарий передиктован, ибо надо на слух проверять дикторский текст.

Третьего марта письмо от Шуб: «Прочла ваш сценарий. Все хорошо. Работать можно… Местами, однако, фактура кадров не укладывается рядом…» Права ли она? Прислал мне письмо и сценарный отдел «Мосфильма»: «Разрозненный материал хроникальных съемок приобрел жизнь…» Очень хорошо, товарищи.

Начался монтаж. Эсфирь Шуб по полторы-две смены вместе со своими сотрудницами-монтажницами, неделями не разгибаясь, работала над реализацией замысла.

Замечания ее о несовпадениях фактур, порой мне непонятные, становились понятными на экране. У Эсфири Шуб отличный глаз! Это были полезные предметные уроки. Писатель убеждался, что не всегда литературный ход дает адекватное решение на экране. Режиссер в свою очередь убеждался, что общие драматургические решения, идущие в плане новой драматургии масс, могут по-новому направить документальный жанр.

Мы обязались сдать фильм «Испания» в конце этого месяца.

Сейчас мы делаем первый прогон всех девяти частей фильма 
(фильм полнометражный). Мы уясняем себе всю композицию вещи окончательно.

Перед нами пройдет Испания мирных дней, Испания 1936, 1937, 1938 годов и Иопания 1939 года. Мы увидим и друзей и врагов. Мы увидим поля, берег океана, города, быт народа, мятеж Франко; мы увидим вновь современный бой, его подлинные звучания (а не «звучки» кустарной выделки, практикующиеся, к сожалению, на наших студиях и по сей день); мы увидим армию, интербригады, смены времен года, пленных, убитых, — стариков и младенцев… Мы проверим снова и снова драматургию, монтаж, звук, музыку (ее написал Гавриил Попов, написал сильно).

Просмотрев работу, мы придадим ей дикторский текст.
Слово должно войти новым компонентом: не иллюстративным, не информационным, а неким третьим планом, голосом истории, выражением наших мыслей и чувств.

1939

 

Вишневский Вс. Фильм «Испания» // Вишневский Вс. Статьи, дневники, письма. М.: Советский писатель, 1961.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera