Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Дорогой друг!
Письмо Эйзенштейна Шуб

Декабрь 1930—январь 1931

 

Дорогой друг Эсфирь Ильинична!

Мысля кинематографически, настоящим представляю Вам мою ближайшую соседку — пирамиду Телоуотлан в монтажных кусках от общего плана к крупному в 4 приема — это предел изыска монтажной мысли в Америке[1]. Пути господни — неисповедимы… и вот я оказываюсь в Мексике. Я думаю, мой отъезд из Hollywood’a лучшее, что я там мог сделать! При создавшейся политической обстановке уже совсем немыслимо было бы сделать что-либо
с этими людьми. Сейчас делаю Мексиканскую «культурфильму»-путешествие. Как видите — образцы здесь стоящие внимания.

Растравил меня на Мексику — Флагерти[2] — я его в обмен — на Союз. Старик (он совсем седой) очень распалился и уехал к семье «на Рождество» в [одно слово нрзб.] с твердым решением работать в Союзе над серией фильм, посвященных нацменьшинствам. Он замечательный, и Вы его, конечно, очень полюбите. Мой отпуск кончается в феврале, и я думаю не очень запаздывать — разве что немного задержусь в пути в Японии. Здесь вещи очень замечательные и чрезвычайно сильные — начиная с боя быков, на чем я помешался, боя петухов и плясок — языческих индейских —
в честь католических святых. Думаем исколесить всю страну.
Пока Сутырин «у руля»[3], полезнее видеть Мексику, а провалится он, вероятно, как раз к моменту моего возвращения (дай бог, чтобы раньше!)!

О Ваших невзгодах слышал[4] и очень-очень за Вас скорблю, хотя и сам не мало перенес того же, как Вы знаете. Помните: «и вся-то наша жизнь есть борьба!» Скоро буду с Вами — и будем драться сообща — за настоящее советское кино.

Обнимаю крепко,
всегда Ваш

С. Эйзенштейн

А вот образчики других совершенно замечательных вещей—испанского католического барокко XVI века[5] (Кортез и т. д.). Индейцы, ацтекские древности и пр. и пр.

Адрес мой:
47 Caillede Niza
Mexico D. T.

Пишите!

 

Письмо С. Эйзенштейна Э. Шуб / Публ. В. Забродина // Киноведческие записки. 2000. № 49.

Примечания

  1. ^ Письмо написано на оборотах фотографических открыток. Первые четыре изображают пирамиду. Эйзенштейн предлагает следующую последовательность изображений: общий план пирамиды, еще более общий — с соседней пирамидой, средний план скульптурных изображений пирамиды, деталь скульптуры.
  2. ^ Речь идет о Роберте Флаэрти (1884–1951)—американском кинорежиссере.
  3. ^ Сутырин Владимир Андреевич (1902-1985) — критик, сценарист, один из руководителей АРРК, в 1930-1932 гг. взявший на себя функцию главного идеолога в кинематографии. В более позднем письме Шуб (от 4 июля 1931 г.) Эйзенштейн, размышляя о новом «зрительском пульсе», писал: «…думаю, что через подземного шара лучше чувствую его биение, чем Сутырин в Москве» (РГАЛИ, ф. 3035, оп. 1, ед. хр. 145, л. 6).
  4. ^ Имеется в виду судьба фильма Эсфирь Шуб «Сегодня», выпуск которого на экраны был задержан на полгода. См. ее выступление на обсуждении фильма в АРРК 12 ноября 1930 г. (Шуб Э. Жизнь моя —кинематограф, с. 277–278).
  5. ^ Пятая открытка — изображение католического храма в Тепоротлане.
Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera