Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Амазонка киноавангарда
О начале карьеры Шуб в кино

В пору послевоенной разрухи и высоковольтного духовного напряжения такие фундаментальные открытия, как, например, «эффект Кулешова» делались от бедности, от полного почти отсутствия материальной базы кино. Кулешовские «фильмы без пленки» — примета времени. Вакуум на экране заполнялся иностранными лентами. В обстоятельствах «пролетарской» революции и беспленочности и возникла одна из самых курьезных «кинопрофессий»: перемонтаж, а, точнее, переворачивание вверх ногами классово-чуждых «буржуазных лент». Этот уникальный опыт советского кино ждет еще своего Исследователя. У истоков его фигура не кино-варвара, а образованной филологички Эсфирь Шуб.

Если деятельность прочих женщин киноавангарда так или иначе связана с именами первопроходцев-мужчин, то Эсфирь Шуб, побывав секретарем В. Мейерхольда и А. Луначарского в ТЕО Наркомпроса, со странной, почти мифической прозорливостью выбрала сама и сама себя обучила нетривиальной профессии перелицовщика фильмов, оказавшись впоследствии основоположником целого направления в мировом кино.
Не столь остро-талантливая, как А. Хохлова, не столь светски-блестящая, как Лиля Брик, она, однако, оказалась истинной «амазонкой» кинореволюции, наставником самого 
«мэтра» кино С. Эйзенштейна, соратницей по документальному направлению, но и уверенным оппонентом Д. Вертова.
Хотя она была замужем за одним из видных идеологов авангарда
А. Ганом, об этом можно узнать лишь из мемуаров эпохи, а не из ее кинобиографии.

Уже стала легендарной история о том, как Э. Шуб и С. Эйзенштейн перелицевали знаменитого «Доктора Мабузе» Ф. Ланга в «Позолоченную гниль», предпослав ему следующий идеологически-выдержанный титр: «Международная бойня привела империалистическую Германию к разделу и капиталистическому краху. В то время, когда рабочий класс делает неимоверные усилия, чтобы поддержать свое существование… люди, привыкшие во время войны к праздной жизни, к спекуляции и авантюризму, продолжают заниматься этим и после войны, ведя распутный и азартный образ жизни».

Подобное обращение с фильмами считалось столь классово респектабельным, что в анонсах газеты «Кино» указывалось: «перемонтаж такого-то».

Но, разумеется не это ремесло революционных кинокомпрачикосов обеспечило место Эсфири Шуб в истории кино. Из уцелевшей дореволюционной хроники, разысканной и систематизированной ею, она смонтировала фильм «Падение династии Романовых», положив начало новому, документально-монтажному жанру. Понадобились усилия В. Маяковского и С. Эйзенштейна, чтобы ее признали режиссером фильма: ведь в нем не было съемок.
Если автору «Симфонии Донбасса» Ч. Чаплин написал: 
«Вертов-музыкант», то Шуб была прозаиком и идеологом отношения к хронике как к хронике. Она защищала необходимость снимать то, что впоследствии назовут «кинолетописью».

Между тем шел уже 1927 год, и кинематограф авангарда из теоретических исканий, отдельных документальных съемок, «фильмов без пленки» стал фактом.

 

Туровская М. Амазонки русского киноавангарда // Киноведческие записки. 2003. № 62.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera