Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Я исповедую веру Барнета, Райзмана…
Режиссер об истории и фильме

Ничто не делается просто так. Тем более если речь идет о первой семье России, о невинных детях, о больном мальчике. Зачем такая жестокость? Вопрос очень существенный, и я на него не могу дать ответ. История должна нас учить — это банальность, но мы никак не учимся. Жертва принесена, и единственный страшный смысл, который в ней есть, — чтобы не повторялось, чтобы не было хуже того, что случалось с Россией в 17-м, в 18-м, в 30-х… Но оказывается, нет предела плохому. ‹…›

История вся состоит из таких цепочек — причин, часто субъективных, и следствий, часто катастрофических. А впрочем… я ведь не делал историческое кино и не занимался этой стороной вопроса. Я делал психологический фильм о семье, характерах и судьбах. ‹…›

Ученые делали научный анализ — искусство предлагает анализ художественный. В науке по черепу можно воссоздать лицо. В искусстве на основании скупых сведений можно воссоздать характер. Обе сферы дополняют друг друга — плохо, если их начинают путать и судить фильм по законам исторического документа. ‹…›

Мы берем последний период его царствования, когда он был против воли своей заточен. Изолирован от окружающего мира. Мы не показываем этот мир впрямую, но есть много способов дать его почувствовать, чтобы зритель постоянно ощущал атмосферу времени. Я исповедую веру Барнета, Райзмана, моего учителя Евгения Габриловича, — показывать большое через малое, время—через судьбу. В советских «глобалках» — даже самых лучших, как «Броненосец „Потемкин“» или «Стачка» — отражено движение масс, но, как правило, отсутствовал человек. Мне ближе ход прямо противоположный. ‹…›

Мой двоюродный дядя, как я могу предполагать, был в числе тех, кто охранял царскую фамилию в Тобольске и потом последовал за нею в Екатеринбург. И он все эти годы тщательно скрывал какую-то бумагу — записку от одной из княжон, Ольги. Я был мальчишкой и слышал, как взрослые шепотом об этим говорили. Остальное дофантазировал. Двоюродный дядя превратился в бывалого моряка, который ходил с эскадрой в Италию. ‹…›

Я пробовал много вариантов. Но остановился на Галибине — хотя он сам считает себя не актером, а режиссером. Он действительно давно не снимался — он хороший петербургский режиссер. А выбрал его я потому, что он чрезвычайно похож на нашего героя своей внутренней природой. Это отражается в глазах, в лице: он обаятелен, он стоик, он искусен в контроле над собою, он невозмутим, воспитан и ровен со всеми. Умеет контролировать свои чувства и поступки. ‹…›

Она [Линда Беллингхейм] актриса кино и телевидения, ее нам предложило британское актерское агентство — и это было точное попадание. Я сразу это почувствовал, когда она прочитала отрывок из сценария. Здесь есть настоящая школа и опять же некое внутреннее совпадение — она почувствовала материал сердцем. Нам нужна была английская актриса, потому что Александра Федоровна получила английское воспитание — а это особая стать, повадка, стиль. Мы хотели, чтобы все это было естественным — врожденным. Что касается двуязычия — да, актеры играли на разных языках, но уже вошли в роль и к моменту, когда включалась камера, чувствовали друг друга идеально. ‹…›

Воссоздать обстановку. По документам, дотошно. Это и было образной задачей. Мы даже не делали эскизов — были фотографии, описания. Обстановка, в которой жила эта семье, никак не напоминала императорские дворцы в екатерининском или павловском понимании. Это было жилище красивое и удобное, но не дворец, не пышность и не роскошь. Все было пронизано вкусом этой семьи — русский модерн. Что совершенно неожиданно для императорского быта, но характерно для начала века, для образа новой капиталистической России. И все приспособлено для нормальной человеческой жизни. ‹…›

С точки зрения историка мой фильм может грешить неточностями, искажениями, идеализацией, субьективизмом. Но миф тем и интересен, что он субъективен. Недавно у меня спросили: а как у вас показаны большевики — Ленин, Свердлов, Троцкий? Наверное, гротеск? Нет, ответил я, гротеск — это легкий путь. Я не претендую на объективность, хотя объективным быть — старался.

 

Панфилов Г. Беличье колесо истории [Интервью В. Кичина] // Известия. 2000. 14 июля.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera