Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Хорошо, но не так, как нужно
Михаил Ромм о «26 комиссарах»

Тов. Шенгелая с колоссальным, редким темпераментом человек, который «сумел наступить на горло собственной песне».
Но разве это нужно? Зачем? Кто-то похвалил Шенгелая за то, что он не позволил себе лиризма. Почему?

Мне хочется говорить о картине Шенгелая, как о своей картине. Я воспринимаю ее очень горячо, не как ошибку. Здесь говорили товарищи, что не следует поднимать картину как знамя. Ее поднимать нельзя. Она сама сделана, как знамя. У нас большие картины всегда делают немного с расчетом на знамя. Мы чувствуем, что это — не пиджачный, а особый, краснознаменный материал.
Это чувствуется в картине Шенгелая, отсюда и у нас соответствующий рефлекс в критике. Какое же это знамя и как оно написано?

Если не в людях, то в самой этой картине — огромное количество и мяса, и крови, и самого Шенгелая, и всех, кто с ним работал.

С каким темпераментом, с какой мыслью, с каким напряжением она далась! Картина вызывает огромное уважение. И несмотря на все это, на все бесспорные качества картины, несмотря на то, что она политически разрешает вопрос так умно, — я считаю картину не той картиной, которая могла бы быть для нас знаменем.

Партия дает нам, ряд руководящих указаний. Мы должны сейчас давать картины, которые бы нравились, это — центральный вопрос.

«Проклятый вопрос» — о живом человеке. Тов. Довженко вчера прекрасно сказал: «Живой человек это хороший актер плюс хороший режиссер, плюс хороший сценарий, а в общем и целом — хорошая картина». А вот этого нет в картине Шенгелая.

Что такое этот самый живой человек?

Я могу привести в пример живых людей из ряда других картин.
Вот у Довженко есть в «Арсенале» человек, несколько человек.
Один, который спрашивает, надо ли поднимать руки, другой, который говорит о буржуях, третий, который отвечает, — это все живые люди. Правда, здесь большая разница в методе. Я не хочу сказать, что Шенгелая не мог преодолеть этого дела. Он не захотел преодолеть его. В его картине я вижу колоссальные массы, которые при словах, что «26 комиссаров расстреляли», все наклоняют головы, и ряд других таких же мест. И я не вполне уверен, а действительно верно ли это или они реагировали не так?

Шенгелая делает целый ряд моментов верно: нефть, комиссары и т. д. Этим он провоцирует нас на неправильный вывод, что и вся его картина сделана верно, что это — настоящий путь. А это — путь не настоящий.

Картина сделана так, что она обманывает. Это не может не нравиться, потому что это сделано хорошо, но это нужно делать не так.

 

Ромм М. Хорошо, но не так, как нужно // Кино (М.). 1933. 16 января.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera