Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
«Кинематографична» насквозь
Из статьи оператора Анатолия Головни

Может быть, потому что «26 комиссаров» — немая картина, она «кинематографична» насквозь, она целиком сделана приемами кинематографа. Поэтому и фотография картины замечательно слита и едина с художественным и идейным ее содержанием. В каждом кадре чувствуется та громадная работа, которая проделана режиссером и оператором по осмысливанию материала, и поэтому каждый кадр, кроме всех других качеств, разрешен приемами кинематографа.

С большим удовлетворением я должен констатировать, что картина «26» сделана именно в том новом, советском кинематографическом стиле, о котором я говорил вначале.
Здесь нет ни экспрессионизма, ни Моне, нет ни одного мягенького плана, которыми так неприятно грешат многие наши картины.
Здесь царит строгая героическая тема 26 бакинских комиссаров. Здесь царит материал, фактура нефти, подлинные лица подлинных рабочих, и именно это определило стиль вещи. Здесь ни под кого не сделано, но это и не натуралистическая фактография. Весь этот захватывающий материал очень сложно, очень глубоко обработан и мастерски окован в единую художественную конструкцию.

Кадры идут то в простоте рисунка сцен Петьки и матроса, то в сложнейшей, замечательной композиции сцен заседания Совета и прохода Шаумяна. Этот эпизод, когда с немого экрана слышны шаги идущего большевика, блистательное достижение Шенгелая и Шнейдера, точно так же, как и удивительно целостный, глубоко продуманный эпизод расстрела. ‹…›

Мы часто употребляем термин «монтажная композиция», «монтажная фраза». Сущность этого понятия заключается в том,
что недостаточно рассматривать фотокомпозицию отдельного кадрика. Важна в первую голову стилевая композиция всей картины, композиция сцен, эпизодов; важны их световая и жанровая конструкции.

Сцена слагается из целого ряда отдельных кусков, кадров, сменяющих и дополняющих друг друга. Искусство оператора заключается в том, чтобы, предвидя монтаж, монтажный рисунок сцены, компоновать кадры так, чтобы весь эпизод создавал целостное и законченное впечатление. Искусство оператора — это не четыре лунных пейзажа. Искусство оператора — это работа Шнейдера и Шенгелая. Это сцена расстрела, с момента открывания дверей вагона через проход охраны к главному кадру расстрела, изумительную по своей смысловой значимости, и дальше к проходу раненого комиссара. Здесь мы видим единую, целостную композицию, видим, как один кадр входит в другой и их сочетание дает сцену необычайной художественной силы и глубины. Здесь — принципиальное различие кино, как композиции, от всех других видов статистических изоискусств.

Нефть — это блестящая игра фактуры, черная, маслянистая нефть, блики — еще никогда никем так не заснятая и не нарисованная нефть, сделанная в картине не как предмет аттракционного любования, а полная художественного смысла. Нефть, заливающая промысла — бьющая и текущая отовсюду, а потом черные волны вздыбливающейся воды, немедленные и зловещие.

В картине играет, работает не только сюжет, но каждая тональность, каждый ракурс, и если говорят, что такая-то сцена сделана «на актере», то описанная сцена из «26» сделана «на операторе».

Однако самое существенное в работе оператора «26» заключается не в оформлении «выигрышных» сцен, нет. Сцены Петьки и матроса — это одно из значительнейших достижений картины. Когда по смыслу сцены нужно показать простоту привычных к бою людей, режиссер и оператор идут по самому правильному пути разрешения этой труднейшей задачи. Каков это путь? Мы видели много фронтов и боев в наших фильмах. Самое соблазнительное — это трактовать бой, как стихию, как предел эмоциональной напряженности, и наши фильмы полны такими боями. Вспомним хотя бы такую фильму, как «Простой случай».

Для одного из героев «26», для Петьки, фронт обыденщина, и потому взрывы, рвущие постель у его ног, не выпячены на передний план, — не на этих кадрах, столь эффектных и легких для «обыгрывания», сделан эпизод. Снаряды взрываются среди привыкших к ним людей, и Петька в момент разрыва спокойно разговаривает о папиросе. Оператор правильно понял смысл вещи. Он не напустил мистических облаков, не пошел по пути игры на черно-белом дыме, создающем какое-то потустороннее настроение, а просто показал взрывы и дым. И в этих простых кадрах Петька может хладнокровно разговаривать о папиросах. Работа оператора в «26» — работа большого вкуса и строгости. Мы рассмотрели в ней наиболее характерное и важное, но этим далеко не исчерпываются достоинства работы оператора в «26». Вспомним хотя бы сцену у входа в подполье, где один кадр, одно его построение, работает вместо целой части. И таких сцен в «26» много. В заключение следует напомнить, что картина «26» снята Шнейдером на маленькой, плохо оборудованной кинофабрике Азеркино, где лаборатория работает при 70° жары, где нет павильона нужных размеров, и многие павильонные сцены пришлось снимать в театрах, цирке и других, неприспособленных для съемок, местах.

Это поднимает на еще большую высоту искусство и техническое мастерство оператора, сумевшего оформить в отвратительных производственных условиях такую огромную вещь, как «26 комиссаров». Работа Шнейдера — блестящий пример работы настоящего ударника-кинематографиста, и это должно быть отмечено, как должны быть вообще отмечены работы советских операторов, не только как художников, но и как инженеров — организаторов я создателей технической базы производства.
И если в одном или двух местах, в огромных декорациях Совета или лестницы мигает прожектор, то в этом вина не оператора, а техбазы, которую всемерно нужно укрепить. Как существенный и необычайно важный момент надо отметить, что и «Встречный» и «26» отпечатаны на советской пленке «Союз» и копии этих фильм показывают наглядно, как выросла и укрепилась наша пленочная промышленность, как, вопреки всем трудностям и всякой болтовне, мы можем на своей советской пленке добиться блестящих и технических и художественных результатов как в части изображения, так и фонограммы.

 

Головня А. Художники экрана // Пролетарское кино. 1932. № 21–22.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera