Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Вино и фрукты
Из воспоминаний ассистента режиссера

В"Азеркино" одновременно снимались еще два короткометражных фильма и большой фильм «Двадцать шесть комиссаров». Этот фильм ставил талантливый грузинский режиссер Николай Шенгелая, оператором у него был Евгений Шнейдер. Мы все недолюбливали эту съемочную группу за то, что ей предоставлялись в первую очередь и транспорт, и техника, и осветители, и лаборатории.

С Шенгелая я тогда еще не был знаком. Однажды меня вызвал директор киностудии Г. Арустамов и предложил после окончания работы над «Очень важно» перейти ассистентом в съемочную группу «Двадцати шести комиссаров». Предложение было заманчивым, но, не скрою, я оробел. Я знал о размахе предстоящих сложных работ, об особых требованиях к этой картине и высокой ответственности. Я согласился, хорошо понимая, какой великолепной школой может быть для меня, начинающего кинематографиста, работа с Николаем Шенгелая, чьи фильмы я знал и любил. Работа над «Двадцатью шестью комиссарами» сдружила меня с Николаем Шенгелая, с талантливым человеком, широким, безудержным, бурным и нежным. ‹…›

Итак, я в группе «Двадцать шесть комиссаров». К этому времени у меня уже был небольшой производственный опыт. Фильм сложный, с огромными массовками. Художник В. Аден создал интереснейшие эскизы будущих декораций, актеры намечены, подготовительный период закончился, а съемки почему-то не начинались. Все это нервировало съемочную группу, да и всю киностудию.

Спустя два месяца ко мне подошел помощник Шенгелая
Б. Свешников и попросил заменить его в связи с тем, что он уезжал в Москву. Съемочная группа была большая, поэтому я разделил ассистентов на две группы — одна снимала, другая готовила съемки.

Через месяц Н. Шенгелая предложил мне стать сорежиссером. Конечно, меня очень обрадовало его доверие. ‹…›

Работа над фильмом «Двадцать шесть комиссаров» шла хорошо. Были сняты почти все сцены в павильоне. Предстояла поездка в Ашхабад для съемок расстрела комиссаров. Я выехал заранее и нашел вблизи Ашхабада, в песках Каракумов, место, где можно было бы провести эту ответственную съемку. Все было готово к отъезду группы, как вдруг стало известно, что один из актеров, снимавшихся у нас, М. Абесадзе, арестован и уже месяц сидит в тбилисской тюрьме. Нас охватило отчаяние: срывалась подготовленная съемка, срывался срок сдачи фильма, который мы хотели закончить к 7 ноября 1932 года. Н. Шенгелая был совершенно подавлен. Я посоветовал Николаю Михайловичу выехать с группой в Ашхабад, сам же решил отправиться в Тбилиси, чтобы добиться освобождения Абесадзе хотя бы на время съемок. Шенгелая на меня накричал: «Смеешься, что ли? Ты погибнешь когда-нибудь из-за своего оптимизма!» В конце концов он все же согласился с моим предложением.

Съемочная группа, погрузившись на пароход, выехала в Красноводск. А я, приехав в Тбилиси, сразу же пошел в соответствующие организации. Не без труда удалось мне попасть к высокому начальнику. Узнав, зачем я приехал, он закричал: «Вы что, ненормальный? Ведь это вам не кино».

С наивным видом я сказал, что на фильм затрачены миллионы, которые пропадут, и что важный политический фильм будет сорван. Я предложил даже, чтобы Абесадзе на съемку сопровождали конвоиры. ‹…›

После долгих уговоров прокурор согласился отпустить актера при условии моего поручительства в том, что Абесадзе явится в суд по первому требованию. Я тут же дал срочную телеграмму Шенгелая: «Выезжаю вместе с Абесадзе». Когда спустя несколько дней мы вышли из вагона поезда, то на ашхабадском вокзале увидели поразительную картину: на перроне стояли столы с вином и фруктами. Это нам организовали такую торжественную встречу. Встреча эта отвечала характеру, сердцу и темпераменту замечательного моего друга Коли Шенгелая. ‹…›

После съемок «Двадцати шести комиссаров» мы с Шенгелая стали друзьями до конца его недолгой жизни.

 

Кеворков С. В дни мира и войны // Жизнь в кино. Вып. 2. М.: Искусство, 1979.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera