Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Случайно и навсегда
Работа с Котэ Марджанашвили и первые фильмы

Приход Николая Шенгелая в кинематограф в Грузии связывают с легендой. Говорят, что, проезжая как-то по проспекту Руставели, известный грузинский режиссер Котэ Марджанишвили увидел толпу народа под одним из платанов, с вершины которого смуглый юноша с большими горящими глазами читал свои стихи. Будто бы, плененный талантом молодого поэта и его темпераментом, Марджанишвили тут же предложил ему работу ассистента на своем первом фильме «Накануне грозы» и увез его в своем фаэтоне в ателье, где шли съемки…

Правдивость этой версии вызывает сомнение. Котэ Марджанишвили знал Николая Шенгелая и раньше. Он встречал молодого поэта в семье переводчика, писателя и общественного деятеля Грузии
А. Канчели, который приходился Шенгелая свояком, и вряд ли стал бы дожидаться столь эффектной ситуации, чтобы привлечь его к совместной работе в кино.

Однако рождение этой романтической истории вполне закономерно. Николай Шенгелая внес в молодой грузинский кинематограф истинно национальную струю, свой темперамент, страстность, необыкновенное чувство гармонии и ритма. Грузинскому киноискусству необходим был факельщик. Таким факельщиком в театре был Котэ Марджанишвили. Таким стал в кинематографе Николай Шенгелая. Имена эти в народе сплетены в один крепкий узел. Вот почему и возникла легенда.

Приход Шенгелая в киноискусство на самом деле был случайным. Начинающий поэт, страстный поклонник и первый переводчик на грузинский язык Маяковского, ярый участник литературных диспутов левых объединений, Шенгелая забрел в кинематограф «на огонек» и… остался в нем, зачарованный гипнотической силой этого удивительного искусства.

То же случилось в те годы со многими молодыми людьми, начинавшими свой путь в смежных искусствах. Михаил Чиаурели — талантливый, подающий большие надежды скульптор, художник-карикатурист, организатор грузинских окон РОСТА, затем актер Рабочего театра, в начале 1920-х годов снялся у режиссера И. Перестиани и целиком посвятил себя киноискусству. Потянулись на студию молодые поэты Г. Мдивани, Д. Рондели. Кинофабрика Госкинпрома Грузии была их школой. Здесь они проходили первые азы кинематографа. Здесь они стали мастерами…

С того знаменательного дня лета 1925 года, когда Николай Шенгелая увидел первую в своей жизни съемку, он не знал другой страсти, не знал ни дня передышки, ни дня отдыха. ‹…›

Получив образование в лучшем учебном заведении Грузии — Кутаисской дворянской гимназии, Шенгелая по настоянию родителей поступил на физико-математический факультет Тбилисского государственного университета. Но уже через год он без сожаления расстался с университетом. К этому времени имя его начинает всплывать в литературных кругах Тбилиси и Кутаиси. Его печатают лефовские издания и газеты «Дроули» и «Комунисти».

И все-таки его занятия в те годы литературой были не очень серьезны. Шенгелая больше занимала яростная борьба, которая разгоралась в левых объединениях, пыл дискуссий и полемик, вынесенных на улицы и площади Тбилиси, озорная смелость, сопутствовавшая всему, что было связано со словом «Леф». Он был горяч, необыкновенно темпераментен, крепко связан со своим народом, и в этом была его пленительная сила и обаяние, которое покоряло всех. ‹…›

Желая оторвать сына от занятий, которые многие в то время считали лишь озорной игрой в «новую» литературу, отец Николая Шенгелая настоял на поступлении его на службу в одну из подчиненных ему таможен, находившихся в Джульфе, на границе с Турцией. Но ревизоры, отправившиеся туда через два месяца, не смогли разыскать нового начальника таможни. Оказалось, Шенгелая заблудился на охоте и только через несколько дней набрел на дорогу, которая вывела его в Армению. У начальника таможни потребовали сведения о проделанной работе. Тогда Шенгелая прислал в контору отчет… в стихах, а через неделю и сам явился в Тбилиси. Карьера таможенного чиновника была навсегда потеряна.

Снимая вместе с К. Марджанишвили фильм «Накануне грозы» и ассистируя затем Ю. Желябужскому в фильме «Дина Дза-Дзу», Шенгелая продолжал писать стихи. Его литературные эксперименты 1926–1928 годов носят более зрелый, более определенный характер.

В то время левые группировки постепенно теряли свой нарочито парадоксальный характер. Сквозь браваду и одиозность формы отдельных произведений грузинских писателей-лефовцев, причислявших себя к группе «Левизна» и «H2SO4», Д. Шенгелая,
К. Лордкипанидзе, А. Белиашвили, Г. Мдивани, В. Жгенти все явственнее стали проглядывать элементы новой, социалистической литературы. Писатели выросли, и шелуха парадоксов стала постепенно спадать с них. Жизненный опыт давал материал для более зрелых рассуждений о жизни. ‹…›

Фильм «Накануне грозы» («Буревестники»), снятый Марджанишвили по сценарию Шалвы Дадиани, вышел на экран в 1925 году и вызвал бурю противоречивых толков. Мастер грузинского театрального искусства пришел в кинематограф с современной темой. В основу его первого фильма был положен эпизод героической борьбы тифлисского большевистского подполья. ‹…›

Профессионально это была, должно быть, слабая работа, так как вся группа, включая Марджанишвили и Шенгелая, состояла из совершенных новичков в киноделе и работала, можно сказать, вслепую.

По свидетельству Нато Вачнадзе, фильм был крайне небрежно снят. В кадр вместе с актерами случайно попадали осветители, аппаратура, всякие посторонние предметы. ‹…›

Второй фильм Марджанишвили — «Мачеха Саманишвили» был поставлен уже на фабрике Госкинпрома. Николай Шенгелая написал для этого фильма сценарий по одноименной повести классика грузинской литературы Давида Клдиашвили. ‹…›

К сожалению, сценарии фильма «Мачеха Саманишвили» не сохранился. ‹…›

Одной из самых актуальных задач революции в Грузии стала задача преодолеть вековые предрассудки в отсталых районах. Эту задачу призвано было выполнить и искусство. Первым фильмом на эту тему была «Гюли» Н. Шенгелая и Л. Пуша (1927). ‹…›

Съемочная группа фильма «Гюли» состояла из дебютантов.
Впервые в качестве оператора выступал Михаил Калатозов. ‹…› В роли Кербалая дебютировал замечательный актер грузинского кино Кохта Каралашвили. Зато в заглавной роли снималась уже хорошо известная в стране актриса Нато Вачнадзе.

Котэ Марджанишвили оказывал всяческую помощь и поддержку этому молодежному коллективу и отстоял их право на самостоятельную постановку. Он уговорил Нато Вачнадзе рискнуть сняться в фильме начинающих кинематографистов ‹…›.

Сценарий к фильму был написан по одноименной повести писателя Шио Аргвиспирели. Действие фильма происходило в одном из тех горных районов, где грузины жили в близком соседстве с мусульманами-татарами. ‹…›

Фильм рассказывает о судьбе мусульманской девушки Гюли, полюбившей ремесленника-грузина Митро и восставшей против религиозного фанатизма. Отец и мачеха девушки пытались запретить ей встречаться с Митро, а потом продали богатому овцеводу Али за сотню голов овец. Для Гюли наступили томительно долгие и мучительные дни в гареме старика мужа. Но молодые люди не сдались. С помощью своего друга Кербалая Митро организовал побег Гюли. Но Али выследил Гюли и убил ее.

В республиканской прессе появились рецензии, в которых в адрес постановщиков фильма и оператора М. Калатозова высказывалось много лестного, хотя оценка фильма была неконкретна и сводилась к общим похвалам. ‹…›

На самом деле, фильм молодых авторов лишь иллюстрировал мелодраматический сюжет повести. Работа эта была ученической как для Шенгелая, так и для молодого Калатозова. ‹…›

Тем не менее год работы над «Гюли» был началом нового этапа в творческой жизни Шенгелая. Кончились годы ученичества, овладения элементарными навыками кинематографиста и восторженного удивления возможностями кино. Начался период сложных раздумий и поисков.

 

Церетели К. Николай Шенгелая. М.: Искусство, 1968.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera