Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Человек веселой смелости и бурного темперамента
Из воспоминаний о 1920-х годах

Начало пути Николая Шенгелая не предвещало той крупной роли, которую он сыграл в советском киноискусстве.

Девятнадцатилетним юношей он выступил как поэт. Стихотворения его, революционные по духу и по содержанию, отличались интересными новаторскими исканиями, но не были выдающимися произведениями. Он входил в группу грузинских лефовцев — молодых литераторов, многие из которых вскоре стали участниками решительного обновления грузинской кинематографии.

Шенгелая одним из первых переводил Маяковского на грузинский язык. Не только поэзия, но и сама личность великого поэта оказала огромное влияние на будущего режиссера.

Во время одной из встреч Шенгелая с Маяковским в Тбилиси произошел любопытный случай, о котором в своих воспоминаниях рассказала композитор Тамара Вахвахишвили. Она возвращалась домой в сопровождении Маяковского и Шенгелая.

 

«…Шли мы пешком. Всю дорогу говорил один Шенгелая. Он развивал идею, что в жизни, как и в искусстве, самое главное — смелость. И тогда все можно побороть, даже страх. К примеру: я сейчас снимаюсь в фильме, в котором, по ходу действия, должен броситься с самолета в Куру. Вот и тренируюсь где только могу.

Мы проходили в это время по мосту через Куру.

— Как это ты тренируешься? — спросил Маяковский.

— А хотя бы так, — и Шенгелая бросился к перилам моста и сделал на них стойку. Я побежала, не помня себя от страха. Когда я остановилась и обернулась, то увидела, что Маяковский совершенно спокойно стоит с зажженной папиросой в зубах, к нему, отряхиваясь, подходит Шенгелая. Когда они подошли ко мне, я, возмущенная, накинулась на Шенгелая, а они с хохотом подхватили меня с двух сторон и бегом — до моего дома»[1].

 

В этом маленьком эпизоде — весь Шенгелая, человек сильной воли, веселой смелости, бурного темперамента. Таким он остался в памяти каждого, кто встречался с Николаем Михайловичем.

 

Февральский А., Ратиани И. Взлет // Искусство кино. 1984. № 1.

Примечания

  1. ^ Вахвахишвили. Т «Мистерия-буфф». — В сб.: «О Маяковском. Дни и встречи». Тбилиси, 1963. с. 99 –100.
Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera