Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Наступившая зима тревоги нашей
К юбилею Юрия Никулина
«Двадцать дней без войны». Реж. Алексей Герман. 1976 © Киностудия Ленфильм

Я давно не пересматривал германовскую картину. Мне казалось, что хорошо ее помню. И, как водится в случае, когда однажды испытал художественное потрясение от фильма, боязно было возвращаться в минувшее переживание — вдруг все то, что когда-то действовало, больше не работает.

Оказалось: «работает». И опять же эффект невероятной концентрированной достоверности. Будто художник, оператор, артисты состязаются в подлинности того, что изображают и представляют.

Вот, кажется, ее верх — Алексей Петренко в роли летчика, с его монологом о том аде, что бушевал в его душе, когда вернулся к изменившей ему жене...

Но ведь и крохотный эпизод, сыгранный Екатериной Васильевой, — тоже верх.

И из того же ряда — работа Люсьены Овчинниковой в роли Ксении.

А то, что сделала в этом фильме Людмила Гурченко, когда-то воспринималось как актерский подвиг. Да и сейчас так воспринимается. Все знакомые артисты — неожиданны. И не потому, что играют что-то непохожее на самих себя. Скорее потому, что с помощью режиссера, бог ведомо какими усилиями, вытащили из себя свое, сущностное. То, что называется нутром.

И все-таки камертоном художественной и исторической правды на экране был и остался Юрий Никулин. Понятный и глубокий. Как Платон Каратаев у Толстого.

Сейчас трудно вникнуть в логику тех идеологических вертухаев, что запрещали картину, если не принять во внимание само «нутро» советской органики. Его суть состояла в замене ненатуральным всего натурального. Если любовь, то пафосная. Если ненависть, то патологическая. Если патриотизм, то деланый. Предпочтение отдавалось всему искусно искусственному. Как в сказке Андерсена про соловья, где подданные китайского императора пение заводной игрушки предпочли песням живой серенькой птички.

Самые искусные и дорогие игрушки со временем выходят из строя. И просто надоедают.

Советская цивилизация, как принято сегодня говорить про наше тоталитарное прошлое, была такой заводной игрушкой. Да, завод в один прекрасный момент кончился. К тому же не все подданные советской империи были покорены идеологическими трелями игрушечных соловьев. Вследствие этого могли народиться неигрушечные мастера культуры Тарковский, Герман, Балаян, Абдрашитов.

Богомолов Ю. Наступившая зима тревоги нашей // Российская газета. 2011. № 286.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera