Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Эффект присутствия во времени
Из интервью Валерия Федосова

Я недавно пересматривал «Двадцать дней» и поймал себя на ощущении, будто совершенно «забыл», что этот фильм снят мною. Глядя на экран, я глубоко сочувствовал этим людям, как бы жил среди них. Эффект присутствия во времени — вот главное, чего нам, как мне кажется, удалось добиться на экране. Не случайно зрители, пережившие то время, узнавали себя в наших героях. «Двадцать дней без войны» — для меня это «фильм запахов». ‹…›

Лучший свет, по моему глубокому убеждению, тот божественный свет, который Леонардо называл «сфумато», тот свет, что есть в картинах Вермеера Дельфтского. И почти в каждом фильме, если это, конечно, не противоречит замыслу, я стараюсь использовать эту мягкую пластическую манеру, которая очень тяжело достигается при установке света, но благодатна для актёров, поскольку позволяет им двигаться не в ограниченном пространстве и во многом освобождает от кинематографических условностей. «Двадцать дней» мы снимали в Ташкенте, где очень трудно поймать пасмурную погоду, и, когда нам это не удавалось, мы выходили на съёмку ранним утром, как, скажем, в сцене прощания Лопатина и Ники. Мы пользовались тем, что во время таких рассветов наступают как бы «моменты истины», которые должны вызвать в зрителе глубокий эмоциональный отклик. А вот в «Лапшине» я уже снимал гораздо жёстче — там преобладает резкий электрический свет от оголённой лампочки, направленный прямо в лицо, как это принято в соответствующих учреждениях. Жестокая зима и подвалы, освещённые слепящими электролампами — вот внутренняя изобразительная и эмоциональная установка «Лапшина». Тут я уже не думал о леонардовском «сфумато», тут надо было «рубить топором», чтобы «держать» постоянное ощущение опасности, страха, ненадёжности и боли. И в композициях должен был всё время присутствовать этот внутренний нервный ход, а для этого приходилось самому, почти по системе Станиславского, «входить» в это болезненное, напряжённое состояние.

Федосов В. Простые тайны ремесла [Интервью Татьяны Горбачевой] // Советский экран. 1990. № 12.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera