Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Быт и самообретение
О сюжете фильма

Базен невольно ошибся только в одном (он не видел фильмов Барнета) — Ренуар все-таки такой не единственный.

Все, написанное великим критиком про «Будю», применимо и к барнетовскому «Дому на Трубной». Но в фильме Барнета, помимо раскадровки, уникальной в своем роде (здесь, пожалуй, в наибольшей степени сказалось влияние Кулешова; никогда, ни до, ни после, Барнет не монтировал такими короткими кусками), положение спасает какая-то непобедимая жизнерадостность молодости, пропитывающая этот фильм, и явственно ощутимое упоение автора чувственной и осязаемой стороной жизни. Если считать, что «Дом на Трубной» — это фильм, который должен был излагать события, содержащиеся в сценарии Беллы Зорич о темной деревенской девушке, приехавшей в Москву, попавшей в домработницы к парикмахеру Голикову, вступившей в профсоюз и так далее, то, конечно критики «Дома на Трубной», упрекавшие фильм в драматургической несделанности, были правы. Например, «тов. Анощенко» считал, что «...картина идет по линии внешней эксцентриады», а «тов. Шнейдер» (журналист) указал, «...что получился инсценированный чеховский водевиль. Драматургический сценарий картины абсолютно неграмотен. Пять частей идет на экспозицию и только одна часть на развязку и прочее. Основная тема погибла в мотивировках. Картина сделана без всякого кинематографического темпа, и как это ни удивительно для Барнета, без знаний материала»[1]. «Дом на Трубной» крайне интересен, в частности, тем, что тогдашняя критика совершенно его не поняла. В случае столь единодушного неприятия критикой произведения талантливого автора, это означает, что автор в чем-то изменил эстетическим догмам своего времени. Критики «Дома на Трубной» были по-своему правы, поскольку социальная тема действительно выражена довольно вяло, идеологический титр всего один, и, в самом деле, имеются пять частей на экспозицию и одна на развязку.

Но суть дела в том, что все это не относится к настоящему сюжету фильма, точнее нескольким сюжетам. Первым сюжетом, можно сказать, оказывается сам дом на Трубной. Очень наглядно этот сюжет обнаруживается при сравнении этого фильма с «Обломком империи» Фридриха Эрмлера, вышедшим всего годом позже. Эрмлер в сцене приезда своего героя в Ленинград, в резком монтаже доказывая, как сильно изменился город, который герой запомнил еще довоенным и еще Петербургом, с восторгом показал новые здания, проспекты, памятники... В «Доме на Трубной» все действие происходит явно в бывшем доходном доме, на который все годы, протекшие после революции, не оказали никакого влияния. Этот своеобразный «карман жизни», «анклав прошлого» существует по-своему, вполне погрязнув в вещественном мире, с которым в то время боролись почти все. А в этом обломке старого мира многократно приговоренный новой властью быт прекрасно существует и не собирается никуда исчезать. Более того, он живет по своим законам, которые позволяют выбивать пыль из чучела леопарда на лестничной клетке, там же колоть дрова, хотя вообще-то это «строго запрещается» и не обращать никакого внимания на окружающую жизнь, если только она сама не вторгается в этот замкнутый мир. Поскольку этот самый быт является неотъемлемой частью человеческого существования. Второй сюжет — социализация персонажа. Самообретение человека в социуме — мотив, Барнетом излюбленный и несомненно важный для него. Параня очень хочет встроиться в новый для нее мир (что замечательно отыгрывает Марецкая). Для нее крайне важны социальные символы: с какой гордостью она надевает фартук, когда Голиков ее нанимает в домработницы, и с какой тоской она его отдает после скандала в клубе и своего увольнения. Она и в профсоюз-то вступила просто потому, что хороший человек, ее подруга Феня, оказалась активисткой и позвала ее вступить. Ну как отказаться, если хороший человек зовет? Параня вообще выступает как своего рода alter ego Барнета, почти единственное за все время работы (разве еще главная героиня «Алёнки»). Существо крайне любопытное, открытое миру и людям, причем совершенно неважно каким.

Вообще, социализация для Барнета — очень важная тема, которую в разных формах можно проследить почти во всех его фильмах: и в «Доме на Трубной», и в «Старом наезднике», и в «Борце и клоуне» (так как фильм этот первоначально не был барнетовским, мы не будем его рассматривать), и в «Окраине» (где тема социализации развернута наиболее многообразно).

Кукулина А. Необязательный воздух: Борис Барнет и Жан Ренуар / Киноведческие записки. 2000. № 46.

Примечания

  1. ^ Обсуждение фильма «Дом на Трубной» в АРРК. — «Кино», 1928, 24 октября.
Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera