Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Ошибка сердца
Фрагмент драматической новеллы, 1916 г.

Утро. В квартире Деминых жизнь течет обычным порядком. Марья Петровна, пожилая красивая дама, сидит в столовой и пьет кофе.

В столовую входит Николай Иванович Кузнецов, помощник присяжного поверенного. Его визит в этот час дня так же неожидан, как и его костюм. Он — во фраке, в белом галстуке, в руках — белые перчатки.

Кузнецов волнуется. Посидев немного, встал:

— Я люблю вашу дочь... Вы, вероятно, и сами догадывались, Марья Петровна...

Марья Петровна ожидала это услышать, но приняла это, как взволновавшую ее новость. Николай Иванович ей нравится, она знает, что он любит Bеру, и та ему отвечает тем же; но сердце матери всегда тревожно бьется, когда решается вопрос о жизни ее дочери...

— Пусть Bера сама решает... Я ничего не имею против вас, Николай Иванович; и если она вас любит...

Кузнецов идет искать Веру.

 

***

Нашел он ее в ее зимнем садике. Она поливала свои цветы.

Он робко приблизился. Никогда еще так покорно он не обращался к ней.

— Ваша мама сказала сейчас, что мое счастье зависит всецело от вас...

Вера спрятала свое лицо в свеже сорванный букет хризантем. Среди белых хлопьев цветов ало рдел румянецъ ее щек и глаза ее сияли сквозь опустившиеся ресницы.

Протянула руку.

Кузнецов поцеловал сначала ее ручки, а потом, наклонившись к ее лицу, поцеловал смеющиеся, трепетные губы.

 

***

Пришли к матери. Bерa порывисто обняла ее, точно желая передать горячей лаской о том счастье, которое овладело ею.

Марья Петровна поздравила их. Старая Власьевна принесла шампанское в трех старинных бокалах.

Кузнецов расцеловался с Власьевной.

В разгар этого семейного торжества в комнату вошел высокий молодой человек, с мягкой бородкой, в форме военного врача.

Это был двоюродный брат Веры, Иван Ильич Лабунский, давно и безнадежно влюблённый в Bеру.

— Поздравьте, Иван Ильич: Верочка — невеста Николая Ивановича, — обратилась к нему Марья Петровна.

Лабунский сжался, как от удара. Страшно побледнел. С горькой, невеселой улыбкой подошел к Вере.

— Увы!... Теперь мне остается только поздравить вас.

Обернулся к Кузнецову. Поборол себя, заставил посмотреть

другу в глаза.

— Ну, брат, поздравляю...

Обнялись.

 

***

Случилось так неожиданно...

У Деминых были гости. Кузнецова еще не было. Смеялись, болтали. Веру просили петь, и она спела:

«Отцвели уж давно хризантемы в саду».

Вдруг вошел запоздавший Кузнецов.

— Поздравьте, господа. Я — призван.

Все обступили его, одни сожалели, другие поздравляли... А Вера... Вера чувствовала, что почва ускользаете из-под ее ног. Она не отдавала себе отчета в том, несчастье это, или то «неизбежное», которое приходит нежданно и вторгается в эту простую и понятную жизнь, как катастрофа... Она вышла.

 

***

Кузнецов заметил отсутствие Веры. Понял, что она страдает, может быть плачет.

Пошел в ее комнату. Вера взяла его руки, прижала к груди его голову, как бы боясь отпустить его...

— Успокойся, Вера. Это — долг, который нужно исполнить.

— Я понимаю, Коля... Только мне так больно, так больно... Может быть, я тебя больше не увижу, когда ты уедешь...

— Зачем такие мрачные мысли.

— Мне хочется плакать...

 

***

Время до отъезда Кузнецова на фронте пролетело незаметно.

Вера с того печального вечера больше не смеялась. На лбу ее появилась складка, словно след какого-то настойчивого раздумья.

О своем решении она как-то сказала жениху:

— Я, Коля, тоже пойду на службу... в сестры милосердия.

Ей казалось таким естественным, что она тоже должна служить тому делу, к которому призван он. Казалось, что только таким образом она будет ближе к нему. Ведь дело милосердия — дело любви...

 

***

Кузнецов уехал. Для Веры начались длинные, томительные вечера.

Лабунский обещал записать ее на курсы сестер милосердия.

В ожидании, она с матерью шила белье, вязала шарфы, фуфайки для солдат.

Наконец однажды вечером Лабунский пришел и сообщил ей.

— Вера Павловна, я записал вас на курсы. Завтра начинаются лекции. Являйтесь.

На другой лень Вера из людной аудитории слушала первую лекцию по анатомии.

 

***

После долгого и томительного молчания Кузнецова, наконец от него пришла весть.

Письмо было получено вечером, когда Вера, придя с курсов, отдыхала, сидя у ног Марьи Петровны, витая мыслью неопределенно-далеко, и не слушая безнадежно-скучного романа, который читала ей вслух ее мать.

Старая Власьевна прибежала, ковыляя на старых ногах.

— Письмецо с фронта.

Все было благополучно... Здоров, ни одной царапины... Сохрани его Господь!...

 

***

Когда после экзамена Вера вернулась домой, ее ожидал Лабунский.

— Ну, конечно, можно поздравить.

— Да, да. Мамочка, поздравь же меня: я — сестра милосердия. Лабунский вышел в другую комнату и вернулся, держа на руках

полный костюм «сестры».

— Позвольте Вам поднести, Вера Павловна. Сообща с Марьей Петровной заготовили...

Вера благодарит. Повернулась к Лабунскому

— Господин доктор! Когда прикажете явиться на службу?

Выло условлено заранее, что Вера будет работать в госпитале,

в котором состоял Лабунский.

 

***

Выходя из госпиталя, чтобы итти домой, Вера столкнулась в дверях с входящим Лабунским.

По-товарищески протянула ему руку:

— Ведь вы у нас обедаете сегодня?

— Да. Только взгляну, как разместили вновь прибывших, и сейчас же приеду.

 

***

Зашла к подруге попросить подежурить сегодня за нее в госпитале.

Она и Таня были знакомы еще с гимназической скамьи, любят друг друга. Таня охотно соглашается оказать Вере просимую услугу.

Поделились последними новостями.

В комнату сестры вошел брать Тани, студент, с газетой в руке. Спросил Веру:

— Bера Павловна, вашего жениха зовут Николай Иванович?

— А что?

Он понял, что сделал оплошность, смутился, замялся.

— Нет, мне хотелось только узнать...

— Вы что-то от меня скрываете?

Вера окончательно поддалась тревоге.

— Дайте газету!

Взяла у него газету. Развернула на списке убитых и раненых. Нервно просматривает. Вдруг в волнении остановилась. Лицо ее переменилось. Прочла вторично:

«Прапорщик запаса Кузнецов Николай Иванович».

— Ранен... Да, ранен.

Таня успокаивает Веру. Но та спешит уйти.

— Нельзя терять ни одной минуты.

Анталек [Ханжонков А., Ханжонкова А.] Ошибка сердца // Пегас. 1916. № 1. Январь.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera