Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Ирина Кирсанова
Фрагмент сценария к фильму Евгения Бауэра

Ирине Андреевне Кирсановой не более 25 лет. Она была на курсах и у нее много друзей среди студентов и бывших курсисток.

Год по окончании курсов Ирина провела в Лондоне, где изучала бухгалтерию в крупном торговом деле. Там же она усвоила привычку — заниматься в свободное время физическими играми. Она ездит верхом, гребет, отлично владеет ракеткой в теннисе и метко стреляет.

От отца ей досталось прекрасное подмосковное имение «Кирсановка», дом-дворец в Москве и наличными деньгами свыше миллиона.

Ежегодно в «Кирсановке» справляется в день Великомученицы Ирины «маевка». Молодые друзья молодой хозяйки, наезжающие в этот день из города, привозят с собой в «Кирсановку» беззаботное веселье счастливой юности и наполняют шумом и смехом аллеи старого парка.

Вот и теперь они собрались на поляну и развлекаются, стреляя в цель. На черной мишени отчетливо выступают круги из белых алебастровых шариков.

Попасть в маленькие шарики не так легко и почти каждого стреляющего встречает неудача, а вместе с нею громкий смех всех присутствующих и шутливые замечания.

Студент Глеб Николаев взимает с промахнувшихся контрибуцию и шаловливо позвякивает монетами, собирая их в свою Фуражку.

Очередь стрелять доходит до молодого инженера Ронецкого. Он долго целится. Выстрелил. Промах.

Ронецкий нахмурился, осматривает ружье...

— На глаз видно, что ружье с плохим прицелом, — говорит он.

Взрыв веселого смеха встречает это объяснение. Ронецкий гордо пожимает плечами и направляется в сторону. Но не успел он сделать и двух шагов, как его настигает Глеб.

— А контрибуцию?

С досадою достает Ронецкий кошелек и бросает монету, но бросает умышленно мимо фуражки Глеба, на землю. Подбежал лакей, поднял монету и подает Глебу. Тот велит подать Ронецкому, а сам снова подставляет фуражку. Ронецкого всего передернуло, но делать было нечего, и он, взяв монету из рук лакея, опускает ее в фуражку Глеба.

 

***

На террасу вышли из дому Ирина и Катя Инсарова. За Ириною идет «ее тень». Так прозвали Бориса Николаева, брата Глеба.

Ирина услышала, что на поляне идет стрельба. В ней сейчас же проснулся инстинкт спортсменки.

— Уже стреляют? Отлично. Борис, голубчик, принесите мне мое ружье.

Счастливый данным ему поручением, Борис бежит в комнаты за ружьем.

— Ты сегодня очень интересна, Катя, — говорит Ирина.

— Да-а? На это есть особая причина. А какая, не скажу.

— Все равно, я рада за тебя, Катя. Какая бы ни была причина, лишь бы она принесла тебе счастье. Я люблю видеть счастливые лица.

Вернулся Борис. Ирина взяла у него ружье и быстро побежала

Инсарова всплеснула руками.

— Вот сумасшедшая!..

Борис поспешил за Ириной.

***

Как вихрь влетела Ирина в группу стреляющих. Ей кричат: — Становитесь в очередь!

— Ну вот еще, очереди ждать. Я по праву именинницы вне очереди.

Она занимает место и, выпустив один за другим семь выстрелов, разбивает все шарики.

Крики «браво» и аплодисменты приветствуют ее меткость. Подошел Ронецкий и целует ей руку. Глеб приносить ей все деньги, собранные в фуражку.

— Дань победительнице!...

Ирина взяла фуражку, ссыпала деньги в руки собирающему ружья лакею и, шаля, надела на себя фуражку Глеба.

Борис, заразившись шаловливыми настроением Ирины, выхватывает из кармана кожаный портсигар, высыпаеть из него папиросы, ставит себе на голову и предлагает Ирине стрелять.

— Давайте создадим сцену из Вильгельма Теля!

Все смеются. Но у Бориса лицо серьезное, исполненное фанатического восторга. Ирина заметила это и перестала смеяться. Медленно подходить она к Борису и пристально, испытующе смотрит на него. В губах зазмеилась улыбка. Тряхнула головой и широким жестом пригласила всех следовать за собою. Взяла под руку Бориса и пошла к террасе.

 

***

На террасе Ирина спрашивает Бориса:

— А если я промахнусь, Борис, и убью вас?

— От вашей руки даже смерть счастье.

— Ну становитесь сюда!...

Ирина ставит Бориса к деревянной стене террасы. Сама берет ружье и внимательно его осматривает.

Окружавшие принимают все это за шутку. Некоторые подходят к Борису и шутливо прощаются с ним. Шутит и Глеб. Он прикладывает пальцы к глазам и отряхивает с них будто бы слезы. Ирина тем временем заложила патроны. Загадочная улыбка блуждает на ее лице, но каждое движете ее, каждый шаг выражают спокойствие человека со стальными нервами и уверенного в себе.

Глеб вынул платок и машет, шутливо посылая Борису по ‹…›

Вдруг Глеб уронил платок и широкими глазами, полными ужаса, смотрит на Бориса. Ирина начала стрелять. Инсарова вскрикнула и, заткнув уши, кинулась к Ронецкому. Тот, перепуганный и раздосадованный, растерянно озирается кругом.

Ирина продолжает стрелять.

 

Бледный стоит у стены Борис. Ужас в глазах. Но на губах играет улыбка счастья.

Кругом головы ложатся, входя в дерево, пули.

Каждый раз, когда пуля ударяет в дерево, по лицу Бориса пробегает судорога.

 

Выпустив последний патрон, Ирина опускает ружье и оглядывается. Она видит ужас и смятение на всех лицах. Смеется. Подбегает к Борису, который, как пригвожденный, все еще стоить у стены. Ирина берет Бориса за руку, отводить от стены и целует его. На лице Бориса разливается счастье. Но нервы у него упали и он, дойдя до первого стула, тяжело опускается на него.

Все подходят к стене, где стоял Борис. Рассматривают, как легли пули, восхищаются меткостью Ирины.

Глеб подошел к Борису с протянутыми руками. Борис, улыбаясь, дает ему свою руку. Глеб, крепко сжимая руку брата, обращается к Ирине с упреком.

— Можно ли так играть жизнью человека, Ирина Андреевна?

— Оставь, брат. Моя жизнь — это мой именинный подарок Ирине Андреевне. Я люблю...

Борису не пришлось кончить, так как Ирина зажала ему рот рукой. Она подзывает Ронецкого. Вместе с Ронецким подходит и Инсарова.

Ирина кладет свою руку на локоть Ронецкого и говорит Борису:

— Милый Борис, вы должны знать, что я выхожу замуж. Вот мой жених.

Ронецкий и Борис смотрят друг другу в глаза: Ронецкий — гордо и победоносно, Борис — с глубокой ненавистью. Ирина смотрит на Ронецкого и не замечает выражения лица Бориса. Она не замечает также, как пошатнулась и полумертвая оперлась на стену Инсарова, когда услышала, что Ронецкий жених Ирины.

Все двинулись к Ирине поздравлять... Катя одна идет в сторону. Ее лицо полно муки.

 

***

После обеда гости разбились на группы. Лакеи подали кофе, ликеры, фрукты, сигары...

Около Ирины сидят Ронецкий и Борис.

— Валер, дайте мне кофе, а вы, Борис, угостите меня папиросой.

Ронецкий идет к столу, где разливаете кофе пожилая англичанка, бывшая гувернантка Ирины.

Борис, оставшись один с глазу на глаз с Ириной, дает ей папиросу и тихо говорит ей:

— А жизнь моя все-таки принадлежит Вам. Я подарил и назад не возьму.

Ирина жмете ему руку. Вернувшись с чашкою кофе Ронецкий скорее насмешливо, чем ревниво, смотрит на Бориса.

 

***

Ронецкому постель была приготовлена во флигеле. Он раскрыл окно, потушил свечу и сел на подоконнике.

Видимо кого-то ожидает. Услышал шаги около двери.

Быстро оборачивается и смотрит на дверь. Спешить к двери с радостным лицом, но ошеломлён, увидя входящую Инсарову. Через мгновение он уже успевает оправиться от неожиданности, овладевает собою и вступает с нею в объяснение.

— Ты жених Ирины... А я? Как же со мною?

— Ах, Катя, ты была и останешься моею единственною любовью. Но одно дело любовь, а другое женитьба. У тебя ведь нет миллионного состояния Ирины, а у меня душа владетельного принца. Я хочу, я должен занять властное положение. Если любишь, помогай мне...

Уговаривая Катю, Ронецкий тревожно оглядывается на окно. Катя плачет. Однако, словами и поцелуями Ронецкому удается успокоить ее и выпроводить из комнаты.

Он свободно вздохнул. Будто миновала опасность. На лице играет самодовольная улыбка. В окне появилась голова Ирины. Ронецкий подбегает к ней и заключает ее в объятия.

Анталек [Ханжонков А., Ханжонкова А.] Ирина Кирсанова // Пегас. 1915. № 1. Ноябрь.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera