Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Я имел право спорить
Алексей Герман о сотрудничестве с Симоновым
На съемках фильма «Двадцать дней без войны». Реж. Алексей Герман. 1976 © Киностудия Ленфильм

Я помню, он был у нас в доме в самом начале пятидесятых. Я только что вернулся домой из школы и застыл на пороге от горя. Кто-то из гостей катался по нашему коридору на моем велосипеде, вышибая спицы. А все вокруг говорили, как это прелестно. И где-то рядом ходил Константин Михайлович, до которого мне не было никакого дела.

Много лет спустя, когда я стал режиссером, он мне здорово помог. У меня были неприятности с первой картиной, я сидел без работы, и вдруг — звонок от Симонова с предложением приехать на разговор. «Мне нужен молодой и упрямый режиссер, с которым я мог бы работать», — сказал он мне, и уже через короткое время я оказался в ворохе материала.

Замыслов было много. Журнальные гранки повести «Двадцать дней без войны», на всякий случай переданные мне Симоновым, определили наш выбор.

Симонов был человеком всяким, неожиданным, удивительным. В работе никогда не дипломатничал, не лукавил, но я имел право спорить с ним на равных. Замечательное свойство Константина Михайловича: он никогда не давил силой своего авторитета. Что бы мы на картине ни делали — ко всему относился как к работе. Серьезно, терпеливо. В начале и конце фильма мы решили записать голос «от автора». Его голос — Константина Михайловича. Мы сделали 26 дублей! Долго не могли добиться того, что нужно было. Симонов, конечно, роптал, но терпеливо, как артист, выслушивал мои замечания и записывал новый дубль. Я думал, он взорвется! Восемь часов записывали текст в несколько фраз.

Когда Константин Михайлович смотрел готовый фильм, на некоторых эпизодах он растрогался, а на одном (митинг на заводе), как нам показалось, даже заплакал. Фильм Симонову понравился. Он сказал, что после «Живых и мертвых» это лучшая его картина. Позднее даже похвалил его в «Литературной газете». Но по частностям предложил такие поправки, что мне стало страшно. ‹…›

Например, Константину Михайловичу не понравилась девочка, которая в финале картины бежит за поездом. «Выброси,— говорит,— кто эта девочка? Почему она бежит?» И предложил заменить ее одним из героев картины. Но ведь это чисто писательское требование! Герой, которого предлагал взять в финал Симонов, был в сценарии недостаточно задействован, но возьми его в финал — и мы бы проиграли эмоционально! Дело же не в том, кто эта девочка, а какие ощущения с нею приходят в фильм!.. Интересно, что в одной из последующих военных повестей Константина Михайловича в воспоминаниях о Ташкенте главный герой вспоминает точно такую девочку, бегущую за поездом... ‹…›

Тут я напомнил Константину Михайловичу, что когда-то он искал не только молодого, но и упрямого режиссера. Мне пришлось показывать картину разным людям и, если она им нравилась, просил их, чтобы они об этом написали Симонову, не упуская и те частности, по которым шел наш спор. Константин Михайлович все мои уловки разгадал и остался неколебимым. Только Георгию Александровичу Товстоногову удалось переубедить его.

С Симоновым работать очень хотелось. Мы задумали новую картину. О судьбе бывшего танкиста, потерявшего на поле боя восемь экипажей. Но, к сожалению, работа не состоялась. Константин Михайлович почувствовал себя плохо, а без его участия делать эту картину не имело никакого смысла. Меня поразило, что уже неизлечимо больной Симонов пошел к моему руководству и сказал: «Германа я подвел. Ему нужно работать...».

Герман А. Другая реальность // Литературное обозрение. 1985. № 8.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera