Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Тишайший
Моисей Алейников до и после Революции

Товарищество «Русь», возникшее в 1915 году, оказалось самым крепким среди русских кинопредприятий. «Русь» пережила революцию 1917 и в эпоху «военного коммунизма», всем на удивление, особенно активно осуществляла свою эстетическую программу. И в середине 20-х годов не почила, а дала жизнь предприятию «Межрабпом-Русь». Фирменный знак «Руси» — старик-гусляр, сидящий на фоне стен древнего Кремля. В нем утверждение народности, державности, национальных корней.

Главная забота для Трофимова — с кем работать, где и как найти, как он говорил, «своих людей, да таких, для которых искусство — дело святое». И здесь судьба посылает ему человека, без которого «Русь» не стала бы тем, чем стала. Неожиданную щедрость проявляет конкурент — Иосиф Ермольев: «уступает» Трофимову заведующего сценарным отделом своей фирмы Моисея Никифоровича Алейникова. Ему 32 и уже десять лет он связан с кинематографом.

Выходец из еврейской семьи (отец был мастером-винокуром), Алейников, зарабатывая уроками, окончил Московское Высшее техническое училище. Страстный поклонник Московского художественного театра, он еще в 1908 году в журнале «Сине-фоно», в котором служил секретарем, публикует статью «Художественная постановка и кинематограф» о съемках «Бориса Годунова» с актёрами любимого театра. Знаток литературы, оперы — это он подсказал Ермольеву и Протазанову снять «Николая Ставрогина» и «Пиковую даму». Предприимчивый, умный, спокойный. Прозвище «Тишайший». В «Руси» Алейников принял на себя обязанности заведующего производством.

Силу этого союза чувствовали и понимали все. Режиссёр Александр Санин в письме к А. А. Блоку писал: «Хозяев тут двое... Трофимов — самородок... настоящая „натура“. Смесь широты, огня, размаха богатырского с какой-то славянской застенчивостью, чисто славянской скромностью и мягкостью... Алейников — инженер, вдумчивый, истинно культурный человек. И как они добавляют друг друга». ‹…› «Русь» стала преемницей культурных и эстетических традиций Московского Художественного театра, сплавившего воедино большую режиссуру и большую литературу (драматургию). К подобному синтезу стремились кинематографисты «Руси». В экранизации классики: А. С. Пушкина («Станционный смотритель», «Метель»), А. И. Герцена («Сорока-воровка»), Л. Н. Толстого («Божеское и человеческое»), в постоянных контактах с современными писателями и поэтами, многие из которых стали штатными сценаристами фирмы: Евгением Чириковым, Дмитрием Мережковским, Фёдором Сологубом, Валерием Брюсовым, Александром Блоком, Юргисом Балтрушайтисом. В. Брюсов написал сценарий «Родине в жертву любовь», Ф. Сологуб — «Барышня Лиза». Но они не были поставлены.

К сценарной и постановочной работе М. Алейников привлек начинающих молодых родственников: двоюродного брата Фёдора Оцепа и позднее Юлия Райзмана. И не ошибся — они стали режиссёрами. Коллектив «Руси» жил и работал как товарищество близких людей — по культуре, по духу. А. А. Санин в одном из писем писал: «...люди здесь показались мне чудесные — широкие, бодрые, любящие кинематографию, её будущее». ‹…›

Существует версия, возможно легенда, о том, что по окончании Гражданской войны Михаил Семенович Трофимов хотел вернуться на свое кинопредприятие, национализированное в конце 1918 года, теперь товарищество «Русь». Но «товарищи» сотрудники воспротивились. И есть другая — о том, что он сам отдал ключи Алейникову и уехал в Петроград, снова строить. Так завершилась деятельность самого бескорыстного, самобытного служителя «русской идеи» в отечественном кино. Но дело его продолжало жить. ‹…›

«Русь» несколько раз меняла название и организационно-правовой формат: Торговый дом купца М. С. Трофимова (1915–1918), ТО «Русь» кооперативное предприятие, хозяином и руководителем которого выступает творческий коллектив (1918–1923); Межрабпом-Русь (1924— 1928) акционерное общество со смешанным капиталом, возникшее из слияния «Международной рабочей помощи» и ТО «Русь».
К 1928 частный капитал из него вытеснили, но студия продолжала работать до 1936 года. Стоявшие у руководства люди всегда старались сохранить эстетические и нравственные принципы, заложенные в основание «Руси» ещё до 1917 года Михаилом Семёновичем Трофимовым. Они просты и значимы: кино не служба, а служение, «дело святое», общинное, духовное, культурное. И первый среди равных — председатель правления по должности, мозг и мотор товарищества по сути, редактор, сценарист, первый продюсер в отечественном кино, дирижер творческого процесса — Моисей Никифорович Алейников. ‹…›

Алейников и Трофимов ещё в 1915 году в поисках фирменного режиссёра нанесли несколько визитов К. С. Станиславскому. Наконец он выбрал из числа самых близких Леопольда Антоновича Сулержицкого, уговорил его, и вопрос о приходе мхатовского режиссёра в «Русь» был решён наилучшим способом. Руководитель 1 студии МХТ, великолепный организатор, педагог, работавший со Станиславским над «Синей птицей», «Гамлетом», «Жизнью человека»... Неожиданно он умер, не дожив до пятидесяти.

Тогда выбор М. Н. Алейникова пал на другого мхатовца — Александра Акимовича Санина. Актёр-любитель, окончивший историко-филологический факультет Московского университета, затем актёр МХТ, ближайший сотрудник Станиславского, режиссёр оперы в антрепризе Дягилева, постановщик Александринского, Мариинского, Большого. Придя в кино, он продолжал ставить и драму и оперу, что раздвигало границы его режиссуры, обогащало её палитру.

Разворачивая работу созданного Товарищества «Русь», в начале 1918 М. Н. Алейников задумал преобразовать его в Академическое кинопредприятие по образцу академических театров, обладавших особыми правами. Как раз в 1919 было введено это коллективное почётное звание, которое получили крупнейшие, старейшие театры. Таким образом МХТ, Малый, Большой, Александринский, Мариинский были защищены от тех «левых», которые требовали их закрытия. И хотя «Руси» пришлось довольствоваться кооперативной формой организации, художественный коллектив добился определённой самостоятельности.

В результате национализации в январе 1920 в ведение Комитета были переданы крупнейшие кинопредприятия, ранее принадлежавшие А. Ханжонкову, И. Ермольеву, Д. Харитонову, ателье Скобелевского комитета. По договору Комитета с коллективом «Русь» ему были переданы в аренду на пять лет две московские кинофабрики. Для организации производства Коллектив получил право монопольного проката и продажи своих лучших фильмов — «Девьи горы», «Поликушка», «Метель», «Сорока-воровка», «Царевич Алексей». В этой коллекции три фильма были сняты по произведениям Золотого века — А. Пушкина, Л. Толстого, А. Герцена и два по произведениям Серебряного века — Д. Мережковского и Е. Чирикова. ‹…›

На студни вспомнили о сценарии, который особенно выделял Михаил Семёнович Трофимов. Это была авторская версия повести Евгения Чирикова «Волжские легенды». История о том, как из ада на землю приходят Сатана и Иуда. Их цель — найти деву непорочную, чтобы произвела она на свет Антихриста, способного победить Христа. Сценарий назывался «Девьи горы». ‹…›

Сценарий масштабный, эпический, поэтический. В нём не менее 150 персонажей: Сатана, Иуда, Ангел-хранитель, Ангел-каратель, старец Симеон, картезианский монах, чёртик, настоятельница женского монастыря, девы-воительницы, люд слободской, купеческий, деревенский, аристократы, люди богемы.

‹…›

«Это, безусловно, самая роскошная и самая художественная постановка, какие имеются в области русского производства фильмов». — Анатолий Луначарский. Из письма М. Н. Алейникову.
‹…› Несмотря на заступничество Наркома Луначарского, отзыв
8-го отдела Наркомюста приговорил фильм — «политически неподходящий». ‹…›

Работа над сложным постановочным фильмом «Девьи горы» подтвердила, что «Русь» по праву называется «художественным» коллективом, могла бы называться и «академическим» по масштабу создаваемого репертуара, культуре производства, уровню творческих сил. Театральный режиссёр даже с опытом и именем, дебютируя в кино, в одиночку не добился бы столь убедительного кинематографического результата. И он его только укрепил двумя следующими постановками, также непохожими одна на другую, как они обе непохожи на первую. А главное, как непохожи проза Л. Толстого (рассказ «Поликушка») и А. Герцена (повесть «Сорока-воровка»).

‹…› В 1922 году Санин покинул Россию навсегда, а стал послом русской культуры за рубежом. В течение 40 лет во всех ведущих театрах мира, по всему свету он ставил русские оперы, балеты. Фильмов не ставил. Не смог откликнуться на приглашение М. Н. Алейникова в конце 20-х — экранизировать «Войну и мир». Незадолго до смерти обращался к советскому правительству с просьбой о возвращении на Родину. Ответа не дождался.
В 1956 году умер в Риме, где и похоронен на кладбище для иностранцев.

«Насколько мне известно, фирма „Русь“ самая солидная из существующих ныне фирм». — Из письма Управделами Совнаркома Н. П. Горбунова. 1922 г.

Коммерческие дела предприятия шли весьма успешно, не хуже творческих. На валюту, вырученную от проката одного только «Поликушки» в Европе и Америке, закупили плёнку, аппаратуру. И не только для себя, но и для государственных студий.
К 1925 году доходы «Межрабпом-Руси» возросли почти вдвое.
Два режиссёра стали главными её кормильцами и оба принадлежали к поколению дореволюционных мастеров — Яков Протазанов
и Юрий Желябужский. Умели здесь сочетать эстетику и коммерцию. Репертуар создавали и зрительский и идеологический.
Кадры привлекали и старые и новые.

«Межрабпом-Русь» приняла Якова Протазанова, вернувшегося из эмиграции, и Всеволода Пудовкина, окончившего Госкиношколу. Выдающийся мастер, у которого в киноискусстве такое большое прошлое, и начинающий, перед которым такое великое будущее. Поверх возраста и опыта их объединяли: реалистический театр (Московский художественный), реалистическая литература (Лев Толстой) — как истоки творчества и актёрское реалистическое кино как цель творчества. Мало известный, но красноречивый факт — в 1926 году на студию пришли «проситься» уже знаменитые после мирового успеха «Броненосца „Потёмкина“» Сергей Эйзенштейн и Григорий Александров. М. Н. Алейников счёл бестактным увести их с 1-й фабрики «Госкино». Но друзьями остались навсегда.

«Русь» это — новые отношения с социумом, иные формы собственности, а творческие силы, художественная программа прежние. Это — отечественная история и современность, их духовно-нравственные проблемы. Это — отечественная литература Золотого, Серебряного веков и психологический реалистический театр. Это — единственная дореволюционная киноорганизация, сохранившая себя вплоть до середины 30-х годов. Это — прекрасный образец выживания национальной культуры в переходный период. ‹…›

В конце 20-х М. Н. Алейникова как «частника», одного из хозяев «Руси» исключили из профсоюза, лишили избирательных прав; он попал на Лубянку. Письмо в его защиту подписали Нарком Луначарский, Мейерхольд, ещё ряд уважаемых товарищей, и хотя он был выпущен, восстановлен в правах, работать пришлось в другом месте. Это была закрытая военная организация («шарашка»), куда его привозили «люди в штатском» из-под домашнего ареста.

В 1932 он был принят на «Мосфильм», где снова попытался, опять безрезультатно, создать автономную творческую студию, как союз двух искусств (кино и театра), для постановки фильмов театральными режиссёрами. Неукротимая энергия Алейникова, его культурные проекты, видимо, мешали начальству. Только пришёл пенсионный срок, ровно в 60 его отлучили от кинопроизводства.

С 1945 (и до самой смерти в 1964), как говорили, «на литературной работе». В 1947 году выходит его книга «Пути советского кино и МХАТ», построенная на материале деятельности «Руси» в первые пореволюционные годы. Наблюдения находящегося внутри творческого процесса, анализ и обобщения, портреты единомышленников. Спустя более четверти века он снова утверждал эстетику Товарищества «Русь».

Гращенкова И. Кино Серебряного века: русский кинематограф 10-х годов и кинематограф русского послеоктябрьского зарубежья 20-х годов. М.: А. А. Можаев, 2005.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera