Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Кино: Шинель
Поделиться
Немецкий экспрессионизм и стиль Бенуа
Изобразительное решение фильма

Излюбленными жанрами режиссеров — «традиционалистов», работавших по нормам дореволюционного кино, были исторические фильмы и экранизации классики (благо костюмерная студии была богата). Образ Петербурга в их фильмах выстраивался по давно наработанному шаблону, который описывал Г. Козинцев: «Потом снимали как по красивым улицам, излюбленным для почтовых открыток, бежала толпа, похожая на оперных статистов»[1]. На этот открыточный Петербург предстояло взглянуть по-новому. В «Шинели» должен был появиться С.-Петербург «в манере Гоголя», как писал сценарист фильма Ю. Тынянов[2].

Вот эскиз Невского проспекта к фильму «Шинель» (1926). Угол дома с освещенным окном парикмахерской. Формы предметов почти не искажены. Все обыденно и в то же время необыкновенно. В простых вещах проступает двойная сущность. Как приманки вынырнули они из кромешной темноты и метели. И неспроста фонарь таким ярким светом выхватывает из черноты вывеску с благодушным, хоть и неумело намалеванным господином и зловещей надписью «И кровь отворяю».

Отрицая все же существовавшее, с моей точки зрения, влияние немецкого экспрессионизма, Г. Козинцев утверждал, что образ Петербурга «Шинели» возникал на основе его личных впечатлений от лютой зимы 1920-1921 годов, когда ночью возвращался домой по пустынным улицам Петрограда через занесенную снегом Михайловскую площадь и выходил на огромное Марсово поле. Эти ночные видения среди промерзших дворцов и грозных памятников режиссер и художник фильма относили к прошлому, к ушедшей императорской столице. Думаю, что картина эта возникла не без влияния немецкого экспрессионизма, хотя сам Козинцев отрицал это.

Черты близости к стилю А. Бенуа обнаруживались в понимании сущности города, выраженном, прежде всего, в многочисленных вариантах иллюстраций к «Медному всаднику», города прекрасного и страшного, безжалостного к маленьким людям, таким, как Башмачкин или Евгений из «Медного всадника». И несчастный Акакий Акакьевич метался по прекрасным заснеженным площадям возле величественных монументов, пытаясь спастись от беспощадных грабителей, желавших лишить его единственного сокровища и смысла жизни — шинели. На экране появился фантасмагорический город, где «все обман, все мечта, все не то, чем кажется». Невский проспект «Шинели» — это хаотичный, разорванный мир, который, по словам Гоголя, демон искрошил на множество кусков и смешал вместе. ‹…›

Невский проспект «Шинели» Еней ‹…› выстроил в павильоне, собрав из элементов городской улицы — двери, окна, спуски в какие-то мрачные подвалы, фонари — те самые, что зажигает дьявол, чтобы предстать «в ином свете». И, наконец, вывески — внешне заманчивые оболочки пустоты и ужаса, которые губят доверившихся им маленьких людей. ‹…›

Кузнецова В. А. Бенуа и ленинградская школа художников кино // Век петербургского кино. От прошлого к настоящему. СПб.: РИИИ, 2007.

Примечания

  1. ^ Козинцев Г. Собрание сочинений: в 5 т. Т. 1. Л., 1983. С. 65.
  2. ^ Тынянов Ю. Архаисты и новаторы. Л.: Прибой, 1929. С. 582.
Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera