Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Дни критического затмения
Одинокий голос режиссёра

Наверное, нет нужды повторять, что время после V съезда кинематографистов стало для Александра Сокурова переломным, что он получил возможность много и разнообразно снимать, что о нём заговорили и заспорили. Всё так. И всё же не уверен, что нынешняя судьба режиссёра складывается с тем безусловным благополучием, на фоне которого любое сокуровское заявление — не более чем рисовка, а любое критическое высказывание в его адрес — непременно дерзкий вызов общепринятому просвещённому мнению.

Так ли уж, например, удачно сложилось для режиссёра, что, пока дебютная его картина «Одинокий голос человека», полуподпольно снятая в студенческие годы, неспешно готовилась к прокату, феномен нового имени вполне естественно раздувался в ситуации жестокой общественной борьбы? К тому же всё последовательнее связывался со «Скорбным предчувствием» — фильмом любопытным, но, прямо скажем, мертворождённым уже в замысле, в котором изощрённая эвфемистика языка оказалась вполне под стать подцензурным условиям существования кинопроизводства в самый маразм застоя.

О фильме, как водится, скрестились мнения в газетах, критики, в соответствии с провозглашённым требованием плюрализма, отдали дань, как заметил А. Плахов, эстетическому эксперименту, а когда лучшая на тот момент картина Сокурова прибыла наконец на бал в честь новоявленного преемника Андрея Тарковского, столы уже сдвинули, а разочарованные гости разошлись.

Не вина, а беда Александра Сокурова, что его творчество стало объектом кликушеского поклонения, продиктованного околокинематографическими страстями. Как не его вина, что на спаде первоначального любопытства наиболее расхожим критическ[им] сюжет[ом] оценки сокуровских фильмов с лёгкой руки А. Тимофеевского, написавшего о «Скорбном бесчувствии» («Искусство кино», 1987, № 9), стало уличение режиссёра в не слишком скромных для простого смертного мессианских притязаниях. Возможно, это и остроумно — с видом многоопытного завсегдатая салонов упрекнуть кинематограф Сокурова в том, что он «кадром не вышел», а потому сомнительно ему претендовать на калашный ряд кинематографического бомонда. Но при разном отношении к разным фильмам режиссёра, думаю, куда полезнее и справедливее сегодня разобраться в том, почему столь настойчив он в стремлении проверить современное житьё-бытьё не такой уж, увы, фантастической для наших дней идеей Апокалипсиса. Думаю, более чем наивно столь ярко выраженное в Сокурове проповедническое начало объяснять исключительно досадной неспособностью режиссёра к иронической рефлексии. Тень Апокалипсиса давно нависла над нашим кино: я не про «Письма мёртвого человека», трактующие всемирную катастрофу в рамках конъюнктурных стереотип[ов] войны за мир, а про последние фильмы Тарковского, Рахвиашвили, «Парад планет» Абдарашитова, в которых фатальное ощущение современной истории словно бы породило ожидание Апокалипсиса и как возмездия, и как трагического освобождения.

Возможно, это атавизм «застойного» сознания, которому Сокуров в «Днях затмения» нашёл ёмкую и точную метафору. Не она ли инобытие героя, сбежавшего от обыденной жизни в туркменскую пустыню с её самопогружённым и закрытым для всего живого миром, который, кажется, словно и возможен только на узенькой полоске земли между лицемерной респектабельностью брежневского режима и трагедией афганской войны?.. Не думаю, что настало время насмехаться над «интонацией взыскующей духовности», даже если «одинокий голос» режиссёра, прорываясь сквозь косноязычие и эпатаж, ещё не осознал своей силы и своей слабости.

Шмыров В. Дни критического затмения // Советский экран. 1988. № 23.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera