Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Превращение «русской идеи»
Андрей Шемякин о фильме

Балаяновская критика культурной мифологии и носителей мифологического сознания сугубо позитивна, поскольку сами ценности «не виноваты» в том, что мы решили их транслировать вместо того, чтобы приумножать. И вот идеи как комплекса уже нет, она растаскана на мотивы, и каждый анализируется отдельно. В последний раз — и в резко критическом контексте — мы встречаем ее как таковую в «Днях затмения» А. Сокурова среди других идей, составивших фундамент новой почвы, которую еще предстоит обрести. И герой фильма Малянов уходит от априорного и самоуверенного представления о своей миссии к полнейшей невинности, от предвзятого знания — к честному незнанию, точнее, ожиданию чего-то принципиально нового, что предстоит понять и рассказать людям. Только — чего?

Недорого бы стоил фильм Арабова и Сокурова, если бы его создатели попытались реанимировать киплинговскую антитезу «некультурный Восток — цивилизованный белый человек» (да к тому же еще и русский). Имперское сознание как подмена планетарного (сиречь «земшарного») — это мы уже проходили.
Но, к счастью, достаточно просто непредвзято пересмотреть фильм, чтобы очнуться от наваждения. И убедиться в том, что ничего «такого» в нем нет. А есть желание показать, что некоторые из ведущих еще в недавнем прошлом идей обрели самоубийственный характер. Твердокаменный большевик Снеговой так и не в состоянии понять (а это значит в чем-то измениться), что происходит вокруг, почему солдат «верует, а не крестится» и т. д., и только за чертой небытия способен предупредить Малянова об опасности познания.

Дезертир Губарь — этакое воплощение человека «из строя» с вечным «образом врага» перед собой, движимый импульсом насилия, — закономерно уничтожается своими же, ибо он, выпавший, враждебен всему белому свету. Учитель истории Глухов согнулся, скукожился, он отныне видит историю только как ретро-альбом моментальных фотографий для развлечения праздных учеников. А дальше — ни-ни! Знакомая фигура, не правда ли? Да к тому же заповедь в духе Фейербаха (или «Обломова»?) — «полюбите жизнь»... Н-да. И плюс ко всему Вечеровский, впитавший мечту о «чистом», беспримесном интернационализме, когда «дети не будут знать, какой они национальности», — что на деле вышло из этой прекрасной мечты?

А Малянов — что Малянов... Его друг Вечеровский уезжает из города под фонограмму из финала «Скорбного бесчувствия», то есть под звуковой образ гибели мира. Итак, уклонение от своей миссии — если ты ее открыл в себе — гибельно. Но для Малянова дела пока нет, а сам он оказывается в пограничной ситуации — между жизнью и смертью, жарой и холодом, светом и тьмой. И последний кадр фильма — отнюдь не сливающийся с космосом герой, а Красная пустыня — выжженная, неживая — итог и результат существования «битвы идей». И божественный «западный» Шуман перешибается в фонограмме мучительным и странным дребезжанием струны азиатского инструмента. И тут вспоминаешь, что безумные восточные люди, окружающие Малянова, не безумны в собственном смысле слова, не патологичны. При всей открытости их внешней жизни «на юру», они — закрыты для понимания. И стало быть — для познания. Или эти два акта, как считал еще Лев Шестов, исключают друг друга?

Шемякин А. Превращение «русской идеи» // Искусство кино. 1989. № 6.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera