Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Сражаясь с врагами сатирическим пером
Михаил Зощенко в Алма-Ате

Михаил Зощенко назвал Алма-Ату благословенной. Может быть, потому, что далекий яблоневый город приютил его в самые страшные годы войны — сюда его эвакуировали из осажденного Ленинграда осенью 41-го. А может быть и потому, что здесь он наконец начал свою заветную книгу — повесть «Перед восходом солнца», в предисловии к которой он и обронил это счастливое признание. В Алма-Ате ему было лучше, чем могло быть где-либо еще, — одинокому человеку, оторванному от дома. И это при том, что Зощенко не раз вынужден был останавливаться на улице, хвататься за сердце, пережидая, когда уймется боль... Непривычную высоту, перепады давления он переносил тяжело и тем не менее отказался от предложения переехать в Ташкент.

Отказ этот объясним тем, что Михаил Михайлович обрел в Алма-Ате домашний уют, находился в той духовной среде, без которой ему было совсем невмоготу.

Когда в августе 46-го шельмовали Зощенко, наши идеологические отцы ничего лучше не придумали, как укорить писателя в том, что спрятался от войны в глубоком тылу, «окопался в Алма-Ате».

Сам Зощенко из осажденного Ленинграда уезжать не собирался. К слову, преступное головотяпство Жданова, возглавлявшего оборону города на Неве, состояло именно в том, что он вовремя не организовал эвакуацию ленинградцев и обрек сотни тысяч жителей на неминуемую смерть от голода и холода. Как был вывезен Зощенко из Ленинграда, известно из воспоминаний П. Лавуты, того самого, кто устраивал выступления Маяковского и однажды сумел уговорить Михаила Михайловича совершить такое же литературное турне, что стоило ему неимоверных усилий, так как Зощенко чурался всяческих публичных выступлений. Вот что рассказал Зощенко Лавуте, когда тот оказался в командировке в Алма-Ате:

«Осенью сорок первого однажды поздно вечером я дежурил на крыше. Внезапно чей-то голос меня позвал: „Бросайте работу, сдайте дежурство и — срочно вниз, сейчас отвезут вас на аэродром“. Стал собираться, но трудновато, знаете, в считанные минуты уложиться без потерь. Кое-что забыто из нужных рукописей...»

Поясним, почему дежурил Зощенко на крыше. Во время налетов на Ленинград фашисты сбрасывали зажигательные бомбы. Вот их-то и обезвреживали «дежурные». Хватали специальными щипцами и кидали или в ящик с песком, или в бочки с водой. А вывезен был писатель из Ленинграда по распоряжению Смольного — обкома партии, ибо никто другой такую команду отдать не имел права. Напомним, что первым секретарем его был тот же небезызвестный Жданов.

Зощенко собирался так поспешно, что взял с собой лишь легкое пальто: наверное, в его представлении в Ташкенте и Алма-Ате не бывало зимы. Да и разрешалось везти с собой только 12 килограммов багажа, и писатель взял для себя самое дорогое — 20 тетрадок-заготовок для будущей книги «Перед восходом солнца». Чтобы облегчить вес, содрал с них коленкоровые переплеты. Тетрадки весили восемь килограммов. Четыре осталось на все остальное...

Самолет ночью перелетел линию фронта. Из предложенных городов Зощенко выбрал Алма-Ату, где в то время находился «Мосфильм». Налегке отправился Михаил Михайлович в далекий путь еще и потому, что полагал: через несколько месяцев вернется домой. Но в Алма-Ате он пробыл с октября 1941 до весны 1943 года, когда его вызвали в Москву работать в журнале «Крокодил». А война все продолжалась и продолжалась...

О впечатлениях, связанных с приездом в тогдашнюю столицу Казахстана, никаких сведений не сохранилось, и вообще архивные материалы о пребывании Зощенко крайне скудны. По счастью, есть воспоминания ленинградки Лидии Чаловой, и они помогут в какой-то мере реконструировать то время. Эвакуированных писателей, киношников, музыкантов, ученых селили в гостиницах, общежитиях, уплотняли коммунальные квартиры, снимали для них «углы» в частных домах. Известно, что через месяц после приезда Зощенко был принят на работу на киностудию в сценарный отдел. И поскольку Михаил Михайлович числился по ведомству кино, то его и определили в гостиницу «Дом Советов», предоставленную для мосфильмовцев и ленфильмовцев, работавших в ЦОКСе (Центральной объединенной киностудии, куда входили и казахские кинематографисты).

‹…›

Первое время Зощенко был поглощен текущей работой в сценарном отделе: правил сценарии, придумывал титры к фильмам. В архивах ЦОКСа хранятся его короткие сатирические сценарии для «Боевого киносборника», который выпускался в те годы. Сюжеты их не отличались оригинальностью и были построены на общеизвестных пропагандистских клише: враг изображался примитивным, жадным, глупым, трусливым, жестоким, и никто тогда как бы не задумывался, как же этот маловыразительный враг побеждает советских людей, которые на голову выше него. Впрочем, высказать столь еретическую мысль в те годы — значило бы получить лагерный срок. Наверное, Зощенко почувствовал фальшь своих киносценок, когда взялся писать киносценарий о солдате Трофиме Трофимовиче, позже переделанном в киноповесть «Солдатское счастье». Писатель обратился к более знакомому ему по первой мировой войне материалу: он писал не о фашистах, о коих имел представление из газет и сообщений по радио, а создал образ русского солдата — смекалистого, находчивого, не унывающего ни при каких обстоятельствах, — в чем-то фольклорного героя.
Такой в огне не горит и в воде не тонет. И сегодня, читая те давние строки, ловишь себя на мысли, что написана киноповесть профессиональной рукой мастера, несмотря на заданность сюжета и конфликта между немного зазнавшимся знаменитым снайпером Василием и скромным, неброским солдатом Трофимом Трофимовичем. Причем любопытно, что снайпер Василий ведет счет уничтоженным фрицам, а Трофим Трофимович наносит более ощутимый ущерб врагу не выстрелами, а своей смекалкой: то он пускает чучело по воде, и немцы зря тратят на его обстрел боеприпасы, то, переодевшись регулировщиком, направляет вражеские машины прямиком к нашим, где гитлеровцев разоружают и берут в плен, то обманом выманивает полковника Фон-Брудера и приводит его с важными документами в наш штаб.

Вопреки утверждениям идеолога партии Жданова, отличившегося в травле творческой интеллигенции, будто бы в годы войны Зощенко ничем не помог советскому народу в его борьбе с врагом, писатель сражался с фашистами своим оружием — сатирическим пером: писал рассказы и фельетоны, разоблачающие гитлеризм. Они печатались в «Крокодиле», «Огоньке» и других изданиях, а рассказ «Кукушка» был опубликован в новогоднем номере «Казахстанской правды» в 1941 году. И понятно, почему рассказы и фельетоны военных лет долгие годы не переиздавались: иначе бы стала очевидной заведомая ложь, высказанная с высоких трибун и растиражированная средствами массовой информации. ‹…›

Уехав из Алма-Аты, Зощенко не забыл о гостеприимном городе и народе, давшем ему приют в самые тяжелые годы войны. Он написал статью «О юморе в литературе», в которой с большим уважением говорил о фольклорных истоках казахского юмора. Тогда в Казахстане еще не было письменной сатиры — основоположники казахской литературы, под чьим пером только-только рождался этот литературный жанр, были уничтожены сталинским репрессивным режимом, и юмор продолжал жить, как и многие века, в устном народном творчестве, а точнее, в выступлениях акынов, а также в сказках об Алдар-Косе. К слову, Зощенко первым перевел на русский язык одну из сказок о безбородом обманщике. Знакомство с казахским фольклором позволило Зощенко сделать вывод, что «юмор свойственен казахскому народу в высшей степени и поэтому он должен занять подобающее место и в письменной литературе».

Соколовский Р. Алма-Ата благословенная // Нева. 2004. № 8.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera