Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Классовый подход
О сценарии и сценаристе

На исходе двадцатых годов Виктор Шкловский и режиссер Ю. Тарич взялись за экранизацию пушкинской «Капитанской дочки». Литературный первоисточник адаптировал не какой-нибудь невежественный ремесленник, а тонкий исследователь, которому принадлежат открытия в Пушкине, в той же «Капитанской дочке», до сих пор не утратившие своей актуальности. Шкловский прекрасно понимал всю корневую систему русской культуры; ему абсолютно внятны были мотивы «чести смолоду», внесословной благодарности и приязни между людьми; сценарист способен был оценить весь ужас Пушкина перед казнями — сначала безъязыкого башкирца, а потом и четы Мироновых, и все восхищение поэта перед благородством антагонистов — Пугачева и Екатерины Великой.

Все понимал Шкловский.

Но еще лучше понимал он атмосферу своего времени. На экране торжествовал классовый подход. Бесчестный, по Пушкину, Швабрин своим служением Пугачеву («народу»!) должен был приобретать симпатии зрителя. Наоборот, Гринев, оставшийся верным царской присяге, выступал как мерзавец и карьерист. Несчастный Савельич, верный барский человек, показан одним из вождей крестьянской войны. Таким образом, каждый персонаж становился простой функцией от своей социальной роли.

Сценарист здесь убивал в себе человека русской культуры. Пушкинское произведение оскоплялось, превращалось в подобие агитплаката. В стихотворении «Юбилейное» Маяковский, обращаясь через века к Пушкину, так и говорит: «Я бы и агитки вам доверить мог...». Но в реплике поэта, по крайней мере, была игра, ирония. А в фильме никакой игры не чувствовалось — одно только издевательство над классической традицией русской литературы. Естественная человеческая нравственность Пушкина, послужившая всего лишь «исходным материалом», загонялась в прокрустово ложе сиюминутных тезисов о пугачевском «прогрессе» и екатерининской «реакции».

По вопросам, связанным с бытованием культурного наследия на экранах 20-х годов, тонкое наблюдение принадлежит киноведу
Л. И. Беловой. Отметив, что экран с одной стороны вбирал в себя русскую литературную традицию, а с другой — ее разрушал,
Л. И. Белова на материале лекций Л. Кулешова и В. Шкловского в Тифлисе (1926) сделала парадоксальный вывод: «Удивительнее всего, что и сокрушение традиций, и их внедрение порой исходили от одних и тех же лиц».

В том-то и дело: одни — как Кулешов и Шкловский — понимали высоту и прелесть традиционных ценностей и расставались с ними как бы взяв все. А другие шли в новаторы и ниспровергатели не от избытка эстетических и общекультурных навыков, а просто от невежества.

Кинематограф, как дитя малое, баловался на вершинах отечественной истории и культуры.

Листов В. Россия. Революция. Кинематограф. М.: Материк, 1995.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera