Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Ожидание удачи
Из воспоминаний Раисы Есиповой

Хорошо помню осеннюю ночь. Мы с Дзиганом возвращались домой от Вишневских, где состоялось наше первое знакомство с ними. Придя к обеду, мы засиделись далеко за полночь. Вишневские произвели на нас большое впечатление. Тогда они жили в маленькой однокомнатной квартире в проезде Художественного театра, но она с удобством, достойным удивления, вмещала много народу, много веселья, много споров, изобилия и угощения. Уже в первый вечер я почувствовала себя там свободной и уместной, полагаю, что это была заслуга хозяев.

Естественно, разговор шел в основном о сценарии и будущем фильме. А так как и автор и режиссер были участниками гражданской войны, им было что вспомнить. Они наперебой говорили, спорили, что-то принимали, что-то отвергали, рассказывали целые эпизоды, волновались, вспоминали своих друзей и соратников, горели напряженным желанием поведать о них и о том воистину удивительном времени.

Мы с Софьей Касьяновной, женой Вишневского, были восхищенными слушателями.

Домой шли пешком. Ночь была теплая и больше походила на весеннюю. Небо высокое, ясное, звездное; дул теплый ветер. Еще очень мало зная о сценарии и, естественно, не имя ни малейшего представления о будущем фильме, я уже тогда, по дороге домой, вся была в ожидании удачи. Это ощущение было главным, которое не покидало меня потом на протяжении всей работы над фильмом. ‹…›

Когда я прочитала сценарий, он, помню, поразил меня своей необычностью, все по тем временам было в нем ново и ни на что не похоже, меня очаровал эпическо-героический жанр будущего фильма. Его герои столь разные и такие одинаковые в своей верности, отваге и преданности, и точный, достоверный, свой, присущий только Вишневскому диалог, который не надо было учить — он запоминался тотчас и навсегда, все это приняла я сразу. Но зачем среди этих достойных удивления людей время от времени появляется ничем не примечательная и, как мне казалось, весьма заурядная женщина? Я не понимала. Много раз перечитывала сценарий и каждый раз хотела исключить ее из действия. Я всячески избегала говорить о своей роли. Наконец это стало неизбежным. Я высказала свое мнение и спросила Всеволода Вишневского, согласен ли он со мной.

Он посмотрел на меня с удивлением и, ничего не сказав, махнул рукой по своей привычке. Я была обескуражена, огорчена и даже обижена этим молчаливым, но выразительным жестом. Правда, в дальнейшем Всеволод Витальевич охотно выслушивал мои предложения, многое менял, он был в творчестве щедрым и внимательным. Но в то же вечер, придя домой, я опять принялась за чтение сценария. И уже не знаю на каком прочтении я остановилась на слове «мадмазель». И в самом деле, что это значит? Почему «мадмазель»? Почему моряк, который и слово-то это слышал, может быть, раз в жизни и уж наверняка никогда ни к кому так не обращался, увидев эту женщину, не назвал ее товарищ, гражданка, ну, в крайнем случае, если ему уж очень захотелось быть изысканным и щегольнуть воспитанием, мадам? Нет, он упорно и в дальнейшем называл ее «мадмазель». Значит, в ней должно быть нечто такое, что отличает ее от всех виденных им до сих пор женщин. Так что же ее отличает? Она учительница, коммунистка, ничего особенного, и все же... По этой линии и пошла моя работа, мне надо было сыграть учительницу, коммунистку, и все же «мадмазель». Все это я высказала режиссеру и автору. «Ну вот, — сказал Вишневский, — теперь я спокоен: дело будет сделано».

Помню, этот вечер был одним из тех радостных вечеров, которые, к счастью, в нашей работе случались нередко.

Есипова Р. Ветер Кронштадта // Советский экран. 1976. № 6.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera