Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Роом — формалист
Краткая история запрета фильма «Строгий юноша»

Один из своеобразнейших фильмов советского кино 30-х годов и лучший в творчестве режиссера А. М. Роома. ‹…› Еще до публикации сценария журналом «Новый мир» он стал объектом активного обсуждения кинематографической общественностью Киева и Москвы. 24.07.34 дискуссия состоялась в московском Доме кино, а еще раньше — в московском Доме советского писателя. Здесь в обсуждении сценария приняли участие В. Киршон, Вс. Мейерхольд (Вс. Э. Мейерхольду предназначалась одна из ролей в будущем фильме. Сценарий «Строгий юноша», как известно, посвящался З. Н. Райх, жене Мейерхольда), А. Фадеев, В. Шкловский и другие, давшие в основном восторженные отклики. Полемические оценки будущего фильма прозвучали со страниц прессы. Наиболее показательным из них стал отзыв «старой» комсомолки Веры Черновой, обратившейся в журнале «Молодая гвардия» с открытым письмом к Ю. Олеше. Автор письма, в частности, оспаривая представления писателя о месте таланта в социалистическом настоящем и коммунистическом будущем, писала: «Талант — это вовсе не профессор Степанов — представитель старой дореволюционной интеллигенции, а это в первую очередь лучшие коммунистические руководители, организаторы, воспитатели масс, авиаторы, мореплаватели, командиры, учителя, врачи, бригадиры, наконец лучшие ударники производства и полей... ‹…› Надо равняться на талантливых людей, но только на тех, которые являются действительно лучшими в нашей стране не потому, что они даровиты, но потому, что свое дарование они ставят на службу социализму... Ваши юноши и девушки, Юрий Карлович, слишком много морализуют и слишком мало действуют. Чувства их ограничены в сущности областью взаимоотношений полов, хотя у каждого из наших молодых людей, умеющих крепко и красиво любить женщину, есть еще немало чувств и дел, занимающих огромное место в его жизни».

В ответ Олеша написал, что сценарий для того и создавался, «чтобы молодежь имела повод морализовать». Однако прозвучавшую критику в журнале ЦК ВЛКСМ писателю, по всей видимости, пришлось учесть. В одном из монологов, обобщающих споры молодых героев о месте таланта в обществе будущего, главный герой фильма — комсомолец Гриша Фокин — прямо говорит, что равенство при социализме искореняется понятием соревнования, на лучших следует равняться, а лучшие — это вожди. По существу, развернувшаяся на страницах печати полемика вокруг сценария предопределила судьбу будущего фильма.

Фильм был завершен во втором квартале 1936 года.

10.06.36 вышло Постановление треста «Украинфильм» о запрещении фильма «Строгий юноша»: «Просмотр так называемого чернового монтажа фильма «Строгий юноша» (фактически законченного фильма) приводит к выводу, что постановщик — режиссер А. Роом не только не пытался в процессе съемок преодолеть идейно-художественную порочность сценария, но еще резче подчеркнул и навязчиво выпятил его чуждую «философскую» основу и ложную систему образов. По своей идейной концепции, в трактовке образов, общим эстетическим и стилевым чертам фильм «Строгий юноша» является образцом проникновения чуждых влияний в советское искусство. ‹…›

Обвинения в формализме, отрыве от действительности и неясности концепции, для политической конъюнктуры 1936 года звучали более чем убедительно: 13.02.36 в редакционной статье газеты «Правда» «Грубая схема вместо исторической правды» (по поводу картины режиссера И. П. Кавалеридзе «Прометей», упомянутой в «Постановлении») подверглась острой критике, в том числе и за формализм, другая работа «Украинфильма», и начавшаяся с этой и ряда других статей в «Правде» идеологическая кампания уже не могла пройти мимо фильма Олеши и Роома, откровенно обращенного к условной стилистике и фантастическим образам светлого будущего.

Марголит Е., Шмыров В. Изъятое кино. 1924–1953. М.: Дубль-Д, 1995.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera