Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
2023
Таймлайн
19122023
0 материалов
Поделиться
Геометрия отношений
Женщины в фильмах Абрама Роома

Фильмы Роома—драмы, не лишенные, правда, юмора, язвительного, жесткого. ‹…› В «Третьей Мещанской» и «Ухабах» (фильм, к сожалению, утрачен) — в центре настоящий любовный треугольник. ‹…›

Роом постоянно вычерчивает геометрию отношений между героями объемностью глубинных мизансцен, движением камеры, мельчайшей актерской пластикой. В «Третьей Мещанской» это целая симфония движений рук, до самых чувствительных кончиков пальцев. ‹…›

Героини Роома — женщины в поре своего психологического и чувственного цветения. У них есть тайна, скрытая душевная жизнь, они живут страстями. Вот Людмила Семёнова. Она же царица Третьей Мещанской! Таня из «Ухабов», работница стекольного завода, сильна даже в своей женской слабости. Играющая ее актриса Евлалия Ольгина, с лицом фарфоровой барышни (таких рисовали на чашках кузнецовского завода), оказалась столь же сильной. Как жена врага народа, она прошла ГУЛАГ и вернулась. ‹…› И может быть, не только по воле студийного графика у Роома в обоих фильмах расцвет любви приходится на жаркое лето, а ее угасание — на дождливую осень. ‹…›

У Роома женщина показана в контексте бытовой жизни: моет посуду, стирает пеленки, убирает постель, возится с ребенком. И быт показан подробно, точно, с удовольствием. Подвал на Третьей Мещанской — реальная комната, в которой, припозднившись на съемке, группа оставалась ночевать. ‹…› Роом — настоящий исследователь нового/старого быта, ‹…› натюрморты роомовских фильмов восхищают и приковывают глаз, как полотна малых голландцев. Сегодня по ним можно изучать материальную культуру 20-х годов. Здесь герои молчат, а вещи проговариваются, выдавая потаенные мысли и желания людей. Именно предметы обихода — папироса, игральные карты, вилка, лукошко с ягодами, графин с водой — режиссер нагружает чувственным, сексуальным содержанием. Он по праву получил титул основоположника мирового эротического кино. Предполагаю, он первым на крупном плане показал обнаженными «мужские достоинства», правда, в бронзовом воплощении, как деталь скульптуры Аполлона с портика Большого театра. ‹…›

О роомовских женщинах и мужчинах знаешь так много... Это настоящие характеры. Его режиссура была насыщенной, подробной, прозаической. Я бы даже назвала ее не психологической, а психоаналитической. Не случайно он так увлекался Фрейдом и Юнгом, так знал, понимал их. ‹…› Впрочем, стоит ли этому удивляться. Роом — врач по специальности. Для него та же женщина — это чувства, сознание, инстинкты, подсознание — все сразу. ‹…›

С годами идеал женщины (актрисы) у Роома мало изменился, надолго, практически навсегда, воплотившись в героинях Ольги Жизневой, жены, музы, царицы его жизни и его кино. Уже в первом их совместном фильме «Привидение, которое не возвращается» она в свои тридцать была абсолютно зрелой женщиной. А в тридцать пять в «Строгом юноше» ее Маша являла оживший образ античной богини, славянской Венеры. И Роом сделал невозможное в 30-е годы: снял Машу-Жизневу обнаженной, бегущей от камеры в теплые объятия моря. Уверена, это был первый опыт в мировом кино такого единства эстетики и эротики в поступке режиссера-мужа. Так он стал вопреки времени открывателем тайн эротического кино. ‹…›

Роом до конца сохранил режиссерскую страстность и молодость, на восьмом десятке снял свой знаменитый любовный цикл («Гранатовый браслет» — «Цветы запоздалые» — «Преждевременный человек»). Сцена в лодке из третьего фильма — еще один раритет в его эротической киноколлекции.

Гращенкова И. Двойной портрет: Борис Барнет — Абрам Роом // Киноведческие записки № 61. 2002.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera